Евреи не могут жить в Германии.


В картинках

 

 

ı Домашняя ı В картинках  ı Была семья ı
ı Быстрый вход в тему ı
В двух словах ı Максимы ı Здравый смысл ı
ı
Пикетирование немецкого посольства ı Репортаж с финансовой петлей на шее ı
ı Автор ı Кредо ı Дневник ı Последняя страница дневника ı Для прессы ı
ı
 Физиология правдолюбия ı Психология конфликта ı Политкорректность ı
ı
Мифы о Германии, евреях и немцах ı Интеграционный прогноз ı
 
ı Лагеря концентрационные, беженцы контингентные, Что общего? ı
ı
Зачем Германии евреи? ı Действительно ли Германия покончила с нацизмом? ı
ı А, судьи кто? Психиатрия  ı Карательная психиатрия в Германии ı
ı
Валентин Брагинский, немцы и Достоевский ı Критика ı Пачкуны ı Статус  ı
ı
Война с государством ı BND ı Идет охота на архив ı ФСБ ı ФМС ı
ı
Завлечение в Германию ı Задержание в Германии: Что я сделал не так? ı
ı
 Брагинский против Германии: Жалоба в Европейский суд по правам человека ı
ı
Свобода слова в Германии ı Заказная публикация ı
ı  Письма ı Открытое письмо уполномоченному по правам человека Лукину ı
ı
От Адама ı Зомби ı Жиды ı Дневник № 2 ı Иск: Ответчик ФСБ РФ ı
ı
Проекты: ı Книга ı Новизна ı Издателям ı Сценарий ı Сумасшедшая идея ı
ı Помирю, рассужу, воспитаю... ı Если бы советником президента был я ı
ı
Клавиатурная грамотность ı Проект Валентина ı Инвестору / Спонсору ı
ı Политика в России ı Жил был поп, толоконный лоб. Мнение о законопроекте ı
ı Из "Рефлексии любви": Слонов то он и не приметил ı Сын шакала и гиены ı
ı Соотношение между моральным и нравственным ı Любовь к примирениям ı
ı Фаллософическая стоматология ı Хуже иммиграции только тюрьма ı
ı Может он антисемит? ı Охота на птицу счастья: Консультации ı
ı
 Видео ı Видеодневник сына ı Видео и тексты доступ к которым ограничивается ı
ı Мракобесы: Фото ı Это мы любим ı Jüdische Einwanderung nach Deutschland ı
ı Video (Deutsch) - эти видео были запрещены к просмотру в Германии ı
 ı
Контакт ı Сайт в формате pdf ı Это меня не касается ı

Дневник 25 часть

Назад Далее

3 апреля 2009

YouTube закрыл аккаунт Валентина.

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ.

 

21 апреля 2009

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МИХАИЛУ ИЗРАИЛЕВИЧУ БРИНУ, ОТЦУ ВЛАДЕЛЬЦА GOOGLE И YOUTUBE СЕРГЕЯ БРИНА, БРАГИНСКОГО ВЛАДИМИРА МИХАЙЛОВИЧА, ОТЦА ВАЛЕНТИНА БРАГИНСКОГО, ОТКАЗАВШЕГОСЯ УЧИТЬСЯ В НЕМЕЦКОЙ ШКОЛЕ, ПО ПОВОДУ ЗАКРЫТИЯ КАНАЛА ЕГО СЫНА НА YOUTUBE

 Уважаемый Михаил Израилевич!

3 апреля, YouTube, на пике посещаемости закрыл видеоканал моего сына «vbraginsky». Клик по любому видео приводит к появлению сообщения, что оно удалено из-за нарушения правил YouTube. На просьбу объяснить, в чем именно заключается нарушение правил YouTube, ответа не последовало.

Канал Валентина был закрыт без предупреждения, как закрывают каналы, на которых размещают видео со сценами реальных издевательств, изнасилований или убийств. Даже видео кавказских моджахедов были удалены после предупреждений о нарушении ими правил YouTube, а тут всего лишь несколько видеороликов с рассказами молодого человека о своей жизни в Германии и сразу же высшая мера наказания, – удаление всех видео, закрытие канала, запрет когда-либо в будущем открывать аккаунты и публиковать видео на YouTube.

Я бы не стал вмешиваться, сказал сыну – разбирайся сам, если бы канал Валентина был из числа тех, на которых молодые люди размещают развлекательные видеоролики. Валентин назвал свой канал «Евреи не могут жить в Германии» и разместил на нем 28 видео, на которых объяснил свой отказ посещать школу невозможностью проживания евреев в Германии. Видео сына приобрели большую популярность. Оказалось, что объяснения ребенка того, почему он прекратил посещать школу и почему мечтает уехать из Германии, вызывают у немцев в десятки раз больший интерес, чем видео Центрального Совета евреев Германии.

Google объявил своей миссией «организацию мировой информации, обеспечение ее доступности и пользы для всех». Надо думать это распространяется и на YouTube. Канал «vbraginsky» давал информацию о еврейской иммиграции в Германии, и в этом смысле полностью соответствовал главному принципу Google.

Очевидно, что Вы, Михаил Израилевич, к закрытию аккаунта моего сына не имеете никакого отношения, очевидно, что его закрыли по решению германских органов YouTube, контролирующих содержание видео на немецком языке, однако я решил обратиться к Вам, поскольку Ваш сын Сергей владелец YouTube, и между нами есть общее: мы жили и работали в Москве, защищали там свои диссертации, иммигрировали как евреи, только Вы иммигрировали в Соединенные Штаты, и сегодня Ваш сын один из самых известных людей планеты, а я иммигрировал в Германию, где у моего сына даже нет возможности учиться в школе.

Я тоже хотел иммигрировать в Соединенные Штаты, но, увы, когда мы с женой решили уехать, попасть в Америку было уже невозможно, – так мы оказались в Германии. Возможность проживания евреев в Германии после Холокоста – это миф. Германия самая неблагоприятная для проживания евреев страна мира. Здесь очень высокий уровень антисемитизма, значительно более высокий, чем был в Советском Союзе, когда мы там жили. Но еще большую чем антисемитизм, проблему для евреев представляет то, что немцев, несмотря на прошедшие после войны годы так и не покинул страх мести евреев за Холокост. Более двух миллионов евреев Советского Союза были ограблены и казнены в нацистские времена, и сегодня их родственники и потомки оказались на территории Германии. Евреев не берут на работу, им не доверяют, их боятся, – всюду немцам мерещится расплата за Холокост.

Но, не только страх вызывают у немцев живущие в Германии евреи, – стыд. Стыд за ограбление и убийство миллионов евреев в годы нацизма, стыд за своих отцов и дедов приведших Гитлера к власти, стыд уже только оттого, что грабители и убийцы евреев одной с ними культуры и языка. Стыд это крайне разрушительное чувство, и немцы избавляются от этого чувства изгнанием евреев из своей среды. Оказавшийся в немецком коллективе еврей тут же ставит всех немцев перед дилеммой: или мой отец (дед, прадед) моральный урод, коли проголосовал за Гитлера, обещавшего избирателям сразу же после прихода к власти лишить евреев немецкого гражданства и высылать в Палестину, или евреи таковы, что выбор предков можно оправдать. Разрешается эта дилемма всегда интригами и преследованиями евреев, направленными на создание доказательств того, что евреи обладают качествами, которые им приписывают антисемиты. Без создания таких доказательств немцы не могут с уважением относиться к своим ближайшим родственникам, а значит и к самим себе. Попавший в немецкий коллектив еврей, в конце концов, обязательно окажется в атмосфере преследований.

Обо всем этом, как о причине отказа ходить в немецкую школу рассказал мой сын на видео, которые опубликовал на YouTube. Валентин опубликовал эти видео потому, что административный суд Кельна принял решение рассмотреть дело о прекращении посещения моим сыном школы как дело из сферы семейного законодательства. Решение по делу о прекращении посещения ребенком школы в рамкaх § 1666 Гражданского Кодекса Германии (Buergerliches Gesetzbuch), заранее предопределено: или один член семьи или оба психически неполноценны.

Мой сын не только психически здоров, он ребенок с повышенным уровнем интеллекта. Я говорю об этом не только как отец, но и как профессиональный педагог. Валентин пришел к убеждению, что евреям нельзя жить в Германии. Такое отношение к возможности проживания еврея в Германии во всем мире считается признаком высокого уровня нравственности, однако в Германии это считается симптомом психического нездоровья. Моему сыну грозит принудительное психиатрическое лечение. Разве он не в праве защищаться объяснением причин прекращения посещения гимназии рассказом о своей жизни здесь?

Какие правила YouTube нарушил Валентин публикацией видеоролика с текстом письма директору гимназии, в котором излагается мнение отца о причинах отказа посещать сыном школу? Какие правила YouTube нарушены публикацией видеоролика, с предложением суду отказаться от рассмотрения сфальсифицированного дела и переквалифицировать его в дело о возможности проживания евреев в Германии после Холокоста. Обвинить еврея, кандидата наук в том, что ему нет дела до того, получит ли его сын образование это очевидная фальсификация и абсурд. Абсурд можно выдавать за истину только при полном отсутствии гласности. Закрытие канала Валентина на YouTube преследует именно эту цель.

Я не стану отрицать, что видео Валентина разжигают межнациональную рознь, конкретно возбуждают или усиливают неприязнь к немцам. Всякий нормальный человек, посмотрев видеоролики, в которых отражена история попадания Валентина в детский дом в день похорон матери, проникнется отвращением к тем, кто это сделал.

Мюллер из ведомства по делам несовершеннолетних, принявший решение поместить Валентина в детский дом – немец, директор детского дома Кох, утверждавший, что Валентин находится в детском доме добровольно – немец, Гарбес, ведущая это дело, пытавшаяся меня убедить в том, что Валентин не желает меня видеть – немка, Судья Лаум, не посчитавший необходимым даже взглянуть на отца при принятии решение оставить Валентина в детском доме – немец, директор гимназии Краузе, дважды в течении дня вызывавший полицию, чтобы не допустить нашей с сыном встречи в школе, после чего утверждать, что Валентин пребывает в детском доме добровольно было бы невозможно – немец, полицаи, забравшие Валентина во время карнавала из дома и вернувшие его вновь в детский дом – немцы, прокурор Брайтенбах, отклонившая требование провести расследование причин потери сыном памяти в первую неделю пребывания в детском доме и отказавшаяся возбудить уголовное дело – немка. Лишь на одиннадцатый день после смерти матери двенадцатилетнему ребенку позволили встретиться с отцом, лишь через полтора месяца он вернулся домой. Очевидно, что видеоролики, на которых рассказано о попытке разлучить с отцом больного раком ребенка, у которого только что умерла мать, вызывают сильную неприязнь и отвращение к немцам. Но, ведь в правилах YouTube запрещающих разжигать межнациональную вражду речь идет совсем о другом.

Через три месяца после того как Валентина преследованиями вынудили покинуть школу, мы с сыном вышли на главную площади Кельна с транспарантом «ЕВРЕИ НЕ МОГУТ ЖИТЬ В ГЕРМАНИИ» («JUDEN KOENEN NICHT IN DEUTSCHLAND LEBEN»). На 58-секундном видео кроме транспаранта с этим текстом видна еще толпа людей и полиция. Но ведь у YouTube нет никаких запретов на показ демонстраций или полиции. Может быть, надпись на транспаранте нарушала какие-то правила публикации видео? На демонстрации полицейские пытались меня убедить в том, что толпа волнуется и вызвала полицию, потому что воспринимает транспарант как «Евреи не должны жить в Германии», – а это расизм. В немецком языке модальный глагол «koennen» имеет значение «мочь», модальность долженствования выражается глаголом «sollen». Те два полицейских, которые видны в кадре и собравшаяся толпа немцы, и перепутать «koennen» с «sollen» не могли, просто потому, что они немцы. Надпись на транспаранте можно интерпретировать единственным способом: идея возродить еврейскую жизнь в Германии всего лишь через пятьдесят лет после Холокоста – это утопия. Кроме того, статистика ясно говорит о том, что всего лишь через несколько десятилетий еврейская жизнь в Германии прекратится. Именно это и написано на плакате. Значит, видео ни на йоту не нарушило никаких правил YouTube.

Через полгода после отказа Валентина посещать немецкую школу нас выселили из квартиры. На видео «Выселение из квартиры» Валентин рассказал о том, как оно проходило. Чем это видео нарушило правила YouTube? Я только что его просмотрел. Валентин рассказывает о том, как мы отказались покинуть квартиру, как высверлили замок двери, как вышибли дверь, как полиция ворвалась в квартиру, говорит о том, что долгов по квартплате у нас не было, что выселение незаконно. В чем нарушение правил YouTube? Мы не платили за квартиру? Дверь квартиры не вышибали? Выселения не было? Очевидно, что выселение из квартиры больного раком ребенка вызывает неприязнь к немцам, но не менее очевидно, что правила YouTube запрещают совсем другое, - сознательное разжигание межнациональной розни, а видеоролик с рассказом о выселении это всего лишь информация о произошедшем событии. Значит, видеоролик ни в чем не нарушил правил YouTube. Тогда почему он запрещен к показу?

На видео «После Холокоста немцы морально больны» Валентин рассказывает о том, что до войны каждый третий магазин в центральной части Кельна был в еврейской собственности, и те, кто сегодня владеют этой собственностью, опасаются мести евреев. Еще он говорит о том, что ограблены были не только владельцы магазинов, но и врачи, адвокаты, научные сотрудники, - евреи всех профессий. Может быть то, о чем говорит сын на видео, не соответствует действительности?

Валентин показал дома, в которых жили евреи, и предположил, что немцы, живущие сегодня в этих домах, возможно, владеют вещами, живших когда-то здесь евреев. Известно, что тот, кто отводил еврея в полицейский участок, как правило, получал его личные вещи, и это были в основном соседи евреев. Разве невозможно чтобы в ушах жительниц домов показанных Валентином на видео, оказались сережки евреек живших равнее в этих домах. Разве невозможно, чтобы библиотека профессора-немца состояла из книг принадлежавших ранее профессору-еврею? Правила YouTube запрещают оскорблять, клеветать и тому подобное, но ведь в том, что говорит Валентин ничего этого нет. Тогда почему видеоролик запрещен к показу? Единственное объяснение – потому, что он вызывает неприязнь к немцам. Фильм Список Шиндлера, в котором показано множество убийств евреев, посмотрели сотни миллионов зрителей, но ни в одной стране, включая Германию, он не был запрещен к показу потому, что взывает или усиливает неприязнь к немцам.

Я просмотрел все опубликованные Валентином видео и не нашел ни одного, которое бы нарушало правила YouTube. Даже надпись на футболке, в которой он записал видео, на котором заявил о прекращении посещения школы, не нарушает этих правил. Какую новую, неизвестную миру или немцам мысль выразил мой сын, надев футболку с желтой звездой Давида и надписью «Я ненавижу Германию»? Для кого является секретом, что евреи не любят Германию? Все евреи в мире ненавидят Германию и причина этого всем известна. Вне Германии еврею признаться среди евреев в любви к этой стране просто небезопасно, да и в Германии могут перестать здороваться после такого признания. Какие еще чувства кроме названного на футболке может испытывать ребенок к стране, которая попыталась отнять у него отца сразу же после смерти матери? Что может чувствовать ребенок, когда в школе режут его одежду, оскорбляют его самого и родителей? Что может чувствовать ребенок к стране, суд которой взялся рассмотреть дело результатом, которого может быть только решение о психической неполноценности его самого, или его отца или обоих? Что кроме страха может чувствовать ребенок в то время, когда полиция крушит дверь его дома? Только ненависть. Ненависть – это эмоция, правила YouTube не запрещают выражать своих чувств. То, что эта эмоция множит неприязнь к немцам, так это по вине тех, кто организовали эту иммиграцию, и тех, кто готовы пойти на любое преступление, чтобы оттянуть на несколько лет признание в невозможности возрождения еврейской жизни в Германии.

Михаил Израилевич, и сын, и я очень болезненно восприняли закрытие канала Валентина. На YouTube возлагались большие надежды. Мы надеялись, что YouTube привлечет внимание СМИ к проблеме отказа моего сына учиться в немецкой школе и это позволит нам уехать из Германии. К этому дело и шло, количество просмотров видео непрерывно росло. В день предшествующий закрытию канала видео сына были просмотрены 1196 раз за день. Вместе с закрытием канала Валентина эта надежда рухнула.

Одновременно возросла угроза принудительного психиатрического лечения сына от убежденности в том, что евреям нельзя жить в Германии, он уже год не ходит в школу. Судя по судебному процессу, затеянному ведомством по делам несовершеннолетних, меня планируется лишить родительских прав. Без этого поместить сына в детский дом и начать лечить от его убеждений нельзя. Если множество людей ежедневно на экранах компьютеров видят серьезного молодого человека, говорящего разумные вещи, то признать его психически неполноценным уже невозможно. То же самое в отношении меня. Видео, на котором я объяснил полную абсурдность предположения, что я против того, чтобы мой сын посещал школу, делало невозможным объявление меня человеком психически больным или неспособным забоится о сыне. Закрыв канал Валентина, немецкие органы YouTube, тем самым лишили нас с сыном защиты, которую дает гласность. Теперь с нами может произойти все что угодно. А этой стране угодно только такое объяснение отказа сына ходить в школу, – в школе ребенка не преследовали, немцы не испытывают перед евреями ни стыда, ни страха, ни вины, никаких проблем у евреев в Германии нет, – ребенок или его отец или оба психически ненормальны.

Михаил Израилевич, Вы влиятельный человек, заступитесь за моего сына, помогите нам уехать из Германии.

С уважением

Владимир Брагинский

P.S. Это письмо я делаю открытым, так как в противном случае оно гарантировано до Вас не дойдет.

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

25 апреля 2009                     МЕХАНИЗМ КАРАТЕЛЬНОЙ ПСИХИАТРИИ ЗАПУЩЕН

Начат процесс установления надо мной опеки. Очень спешат, торопятся, хотя спешить не за чем. До, окончания учебного года остался месяц, и вести речь об обучении Валентина в этом году бессмысленно, то есть спешка объясняется стремлением провести операцию признания меня врагом собственного сына и умственно неполноценным пока перекрыта гласность.

Этим письмом мне предписано прийти послезавтра 27 апреля, в подчиненное обер-бургомистру ведомство для беседы с каким-то Борлингхаузом, который, поговорив со мной, сделает вывод, какой вид опеки мне требуется и сообщит свое мнение суду. Еще здесь написано, что, если я добровольно не приду на беседу с чиновником, то меня на эту беседу доставит полиция. Приду я на встречу сам или приеду в полицейском воронке, не имеет никакого значения. 27 апреля будет создано очередное "доказательство" моей умственной несостоятельности и неспособности позаботиться о себе и сыне. Борлингхауз получает зарплату из того же источника, что и судья Порр, передернувший три недели назад на прямо противоположный смысл моего обращения в суд. Да, даже, если бы речь шла о представителе общественной организации, как того требует закон, то результат был бы тот же.

Все, финал, надо уезжать, оставив надежду на нормальное возвращение по решению Европейского суда. Надо уезжать без рукописей, архива, книг, семейных фотографий, без документов на которых базируется иск в Европейский суд, документов свидетельствующих о том, что все написанное на этом сайте и в этом дневнике происходило в реальности, бросив мебель, технику и даже одежду. Механизм карательной психиатрии, о котором я все время говорил, запущен. Признав меня человеком, нуждающимся в опеке, Рубикон будет перейден и пути назад у системы уже не будет. Породив судебное решение об опеке, система вынуждена будет создать человека нуждающегося в опеке. Инсульт, опухоль в мозгу или что-то в этом роде, очевидно, ждет меня, после того как суд по делам опеки «позаботится» обо мне. Ничего другого кроме карательной психиатрии, при таком развитии событий, очевидно, не ждет и Валентина.

Где взять денег на билеты? Как начать жить в России без копейки? Выпустят ли вообще из Германии? По одной логике, расправиться со мной лучше всего в России, а кроме того выезд в Россию позволяет Германии закрыть дело в Европейском Суде, по другой логике, выезд из Германии может привести к изданию книги, а этой книги эта страна боится больше всего.

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

27 апреля 2009

Сегодня встречался с Борлингхаузом. Сразу же спросил, получил ли он мое письмо, которым я объяснил бессмысленность нашей встречи по причине выезда в Россию. Оказывается, получил, - то есть в своем письме он угрожал полицией для создания мне образа плюющего на закон человека, что не имеет ко мне никакого отношения, я предельно законопослушный человек. Да, недавно я проигнорировала два судебных заседания, но я внятно объяснил суду почему.

Вообще-то вопрос о том, получил ли он мое письмо было не лучшим началом разговора. Начать надо было с вопроса – где переводчик? Ах, нет, - тогда до свидания, и уйти. Вопрос про переводчика я, конечно, задал, но это был второй вопрос. Начав разговор на немецком, затем уйти из-за отсутствия переводчика было бы уже не так логично. Эта беседа насильственная, под угрозой привода на нее полицией, беседа по предписанию суда по опеке. Опеку собрались учинить над иностранцем. Наплевать на требование закона вести судопроизводство на понятном иностранцу языку, это не просто произвол, - преступление. Но, по порядку.

Третьим моим вопросом был такой:

- В чем смысл этой встречи, если мы с сыном уезжаем из Германии? На него чиновник ответил вопросом:
- Когда?
- Как только я получу свой архив и деньги на выезд.
- Где вы собираетесь получить деньги на выезд?
- В ведомстве по делам иностранцев. Я неоднократно обращался туда, вот мое последнее обращение, получите копию. Финансирует выезд иностранцев из Германии IOM, но заявление надо писать именно в ведомство по делам иностранцев, таковы требования IOMа, так, что мое поведение абсолютно корректно, нарушает закон именно ауслендерамт.

С ауслендерамта разговор перешел на Валентина.

- Почему ваш сын прекратил посещать школу?
- Вы ходите, чтобы я без переводчика объяснил вам в двух словах невозможность проживания евреев в Германии после Холокоста?
- Да, мне нужен ответ на вопрос, почему ваш сын прекратил посещать школу.
- Послушайте, о чем мы с вами говорим. Я и сын иностранцы, у нас российские паспорта. Иностранцы возвращаются на родину. Все, причем здесь вы вообще?
- Суд по делам опеки поручил мне побеседовать с вами, чтобы я сделал вывод, о вашем психическом состоянии.
- Вы психиатр?
- Я не психиатр.
- Тогда, какой вывод вы можете сделать?
- Тем не менее, я нaмерен сделать вывод о том, надо ли вам пообщаться с психиатром.
- После Холокоста немцы морально больны, вот где нужны психиатры, а привлечь психиатра к этому делу – это относится к сфере карательной психиатрии. Я поясню, что я надеялся получить на этой встрече. Письмо суда и ваши письма мне можно истолковать еще в том духе, что я могу получить помощь в разрешении своих проблем. Я автор книги о еврейской иммиграции. При выселении из квартиры у меня забрали рукописи, архив. Я хочу получить свои рукописи с архивом и уехать. Вы можете как-то повлиять на получение мною своего архива или выполнение ауслендерамтом своих обязанностей? От консультационной помощи тоже не откажусь. Главное – уехать.
- Судом мне поручено сделать вывод, требуется ли Вам беседа с психиатром.
- Наш разговор еще не убедил вас в том, что не требуется?
- Из нашего разговора я делаю вывод, что вам требуется встреча с психиатром. Не бойтесь, речь не идет о психиатрической клинике, всего лишь беседа с психиатром. Вам придет письмо с приглашением на беседу с психиатром, он расставит все точки над и. Прийти на встречу с психиатром вы обязаны.

Ну, ты и скотина Борлингхауз. Столько лет живу в Германии, видел скотов и похлеще тебя, но не перестаю удивляться. Нет, этого я ему, конечно, не сказал, всего лишь ушел не попрощавшись. Видно было, что в сцене прощания он мнется, боится протянуть руку, понимая, что шансов завершить нашу встречу рукопожатием у него нет…

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

1 мая 2009                     А, СУДЬИ, КТО?

Самое время поговорить о психиатрии.    

Слово «психиатрия» было введено в оборот в Германии лет двести назад. Точную дату и фамилию того, кто придумал это слово, я бы привел здесь, если бы меня не разлучили со своей библиотекой. К той части библиотеки, которая находится в Москве, я обратится также не могу,  впрочем, московская часть библиотеки содержит главным образом книги по психоанализу, а здесь речь пойдет о психиатрии и психиатрах.

Чем занимаются психиатры? Интерпретациями. Психиатры наделили себя правом интерпретировать поведение людей, их: мысли, чувства, поступки, отношения, характеры. У этого мания величия, этот пребывает в депрессии, этот страдает шизофренией, при этом, хоть сколько-нибудь внятного ответа на вопрос, что такое депрессия или шизофрения, не существует. Побеседовав с человеком, которому требуется отпуск, психиатр может сказать "депрессия" - требуется лечение, услышав не общепринятое мнение о чем-либо психиатр вправе объявить "шизофрения". В Советском Союзе для получения диагноза "вялотекущая шизофрения" достаточно было утверждения, что в СССР нет демократии. В Германии психиатры поставят этот же диагноз за заявление "ФРГ не демократическая страна", надо только быть хотя бы чуть чуть известным. Если тебя вообще никто не знает - говори, что хочешь, всего лишь выгонят с работы. Что здесь принципиально важно? То, что диагноз в психиатрии – это всего лишь мнение психиатра или группы психиатров. В области телесного здоровья за любым диагнозом стоят объективные данные. Рентген, УЗИ, томография, электрокардиография, анализ крови и т.д. и т.п. Ничего этого в психиатрии нет. У психиатров есть только теории, на основании которых они ставят свои диагнозы.

За двести лет существования психиатрии не удалось разработать ни одного(!) объективного метода диагностики. Психиатры обожают свои публикации сопровождать изображениями мозга человека, но, за все время существования психиатрии не было найдено каких-либо «микробов» или «вирусов» или каких-то других субстанций гнездящихся в мозгу ответственных за паранойю, манию преследования или психозы. Популярные издания и пресса периодически публикуют сенсационные материалы об очередном прорыве в раскрытии причин психических болезней, но все это в конечном итоге оказывается газетными утками. Нейрофизиологи применяют в своих исследованиях записи биотоков мозга и психиатрия, конечно же, попыталась использовать энцефалографию как объективный метод диагностики, но, увы, все попытки психиатров связать форму кривых на энцефалограммах с мыслями или поступками людей завершились полным провалом. Иными словами любой диагноз в психиатрии – это мнение базирующееся на теории.

Единственно, что совершенно точно знает психиатрия, это то, что повреждение головного мозга может вызвать психическую неполноценность. Но, это знание тривиально. Если кому-то случайным выстрелом на охоте прострелили голову и после этого у него испортился характер, то в этом нет ничего удивительного. То, что за мысли, настроения и характер отвечает голова было ясно, наверное, уже первобытному человеку. Тривиальное знание не может быть научным. В философской, этической и медицинской литературе периодически возникают дискуссии о научном статусе психиатрии и всегда эти дискуссии заканчиваются признанием того, что знания накопленные психиатрией не удовлетворяют требованиям научности, в лучшем случае их можно отнести к сфере философского знания. Психиатрия не наука, подобно физиологии, вирусологии или онкологии, более того даже отнести ее к сфере медицины можно только с очень большой натяжкой. В последние десятилетия появилось множество публикаций, в которых утверждается, что психиатрия – это вообще сфера бизнеса, а не медицины.

Психиатры оказались замешанным в огромном количестве очень неблаговидных дел. Теория расовой гигиены, лежащая в основе идеологии нацизма – дело рук немецких психиатров. Убийство психически больных людей, на которое даже не сразу согласился Гитлер, обоснование превосходства арийской расы, обоснование права на уничтожения евреев и цыган, возможности использования неполноценных славян в качестве рабов – все это идеологическая продукция немецкой психиатрии тридцатых годов прошлого столетия. У истоков Холокоста стояла не только католическая церковь с идеей вины евреев за распятие Христа, но и немецкие психиатры, некоторые из них до сих пор, считается, составляют цвет немецкой психиатрии. За прошедшие после войны годы психиатров неоднократно обвиняли в самых чудовищных преступлениях.

Преследования инакомыслящих, освобождение от наказания совершивших крайне тяжелые уголовные преступления, массовое диагностирование психической неполноценности у абсолютно здоровых людей. СМИ непрерывно, под маркой научных сведений распространяют все более удручающие данные о количестве людей нуждающихся в психиатрической помощи: тридцать, сорок, пятьдесят процентов населения земли нуждаются в их услугах, - аппетиты психиатров непрерывно растут. Их доходы прямопропорциональны числу одураченных людей поверивших в эти цифры. Сотни тысяч школьников в развитых странах, выпили тонны таблеток от выдуманных психиатрами симптомов, синдромов и болезней вроде «гиперактивности», которая мешает учебе. Психиатры заработали миллионы, ущерб, причиненный здоровью детей, прежде всего психическому, не поддается измерению. Массово практиковавшаяся психиатрами на протяжении многих лет «лоботомия» сегодня запрещена во всем цивилизованном мире. Электрошок сегодня также признан методом калечащим людей и практически не применяется, ну если только немецкие психиатры еще продолжают «лечить» этим методом евреев считающих, что проживание евреев в Германии невозможно.

В последние годы во многих странах психиатрии и психиатрам было предъявлено множество обвинений. Самый большой процент наркоманов среди медицинских работников у психиатров, самые вопиющие уголовные преступления в медицине совершены психиатрами, откосить от армии во всем мире надежнее всего при помощи психиатров, объективных-то критериев, нет. Самый большой процент психически больных среди медиков у психиатров, самые отвратительные мотивы выбора профессии у психиатров. Раньше психиатры были объектом насмешек главным образом у своих коллег медиков, сегодня над ними смеются всюду: в кино, в литературе, на улице. Общество все в большей мере осознает истинную роль психиатрии и психиатров в его жизни. Но, и обойтись без психиатров тоже не может.

Судьи не хотят брать на себя ответственность за принятие решений об освобождении преступников от уголовного наказания по причине невменяемости, хотя в большинстве  случаев в состоянии это сделать сами безо всяких психиатров. Куда вы побежите за спасением своих денежек, которые надеетесь получить по наследству, когда ваш восьмидесятилетний папа задумает жениться на восемнадцатилетней? Что делать немецкому государству в ситуации выбора: позволить писателю опубликовать книгу, из которой ясно следует, что возрождение еврейской жизни в Германии невозможно или признать его психически больным? Как обойтись без карательной психиатрии в ситуации, когда еврейский ребенок отказался учиться в немецкой школе? Признать, что организация еврейской иммиграции это не только утопия, но и преступление, или запереть ребенка в детский дом или психиатрическую больницу и начать «лечение» от морального убеждения, в том, что евреям после Холокоста нельзя жить в Германии с помощью психофармаконов и внушений?

О психологах, психиатрах и месте, которое им отводится в попытке приживить евреев в Германии, я уже писал в книге, - глава «Эти больные евреи». Высказался довольно подробно и откровенно. Если в двух словах, то сожалел в этой главе книги о том, что канули в прошлое средневековые методы наказания, когда преступников мучили перед казнью. Все психологи и психиатры Германии, наплевав на профессиональный, этический и уголовный кодексы интерпретируют проблемы евреев в Германии исключительно как типовые проблемы жизни иностранцев или как проблемы межличностных отношений, в то время как главная проблема евреев в этой стране – невозможность нормальной жизни из-за того, что Германия страна Холокоста. За этими стоят искалеченные судьбы тысяч людей. То, чем занимаются психологи и психиатры в Германии – это преступления, и очень жаль, что прошли времена, когда назначались наказания соответствующие степени вины.

Роль психиатрии в создании иллюзии возможности возрождения еврейской жизни в Германии – огромна. Это один из краеугольных камней, на которых держится еврейская иммиграция. Взять к примеру мою семью. Двое, мать и старший сын добровольно лечились у психиатров, еще двоим, мне и младшему сыну грозит принудительное психиатрическое лечение. В отношении меня и младшего сына речь идет о карательной психиатрии, но это все равно психиатрия. В общем, все четыре члена семьи оказались в Германии психически больны. Не много ли для одной семьи? Если бы не армия психологов и психиатров непрерывно занятая переносом вины с немецкого государства, завлекшего евреев на жительство в страну Холокоста на межличностные семейные отношения и типичные проблемы интеграции, то эта иммиграция рухнула бы уже на начальном этапе.

Мой старший сын Никита в Москве был полностью удовлетворен своей жизнью, никому в то время даже в голову не могло прийти, что ему когда-то может потребоваться помощь психиатров. Здоров, живет в столице, папа занимается бизнесом, материальных проблем нет, моральных тоже, - какие грехи в шестнадцать лет. Нормально учится в школе, пишет стихи, играет на гитаре и флейте, товарищи, не обделен вниманием девушек, родители в нем, он в них души не чаят, и вдруг, надо ехать в Германию. Он наотрез отказывается уезжать, была бы мать жива, подтвердила чего нам стоило уговорить его расстаться со своей счастливой жизнью в России. В Германии ребенка, - как подменили. Насмешки и издевательства в классе над юношей как над евреем привели его в кабинет психиатра, который сразу же дал ему такое объяснение угнетающих его проблем – во всем виноваты родители. Родители не видят в нем личности, имеют деспотические характеры, подавляют его свободу, и если он не уйдет из дома, то, психиатр не за что не отвечает. К делу привлекли адвокатов и чиновников социального ведомства. После этого родители встретится со своим сыном, могли уже только с их согласия.

Отправленное сыну письмо вернулось назад с требованием в будущем при возникновении желания написать сыну письмо, писать его на немецком языке и отправить это письмо не сыну, а адвокату, который, после его прочтения  и совещания с психиатром, примет решение, дать ли его для прочтения сыну или нет. Это письмо в архиве, который у меня забрали при выселении. С таким письмом (не в Германии) можно смело идти в прокуратуру или суд и требовать привлечения психиатра и адвоката к уголовной ответственности. Вдумайтесь, от не говорящих по-немецки родителей потребовали объясниться с сыном на немецком языке, для которого он тоже не является родным. После этого мама стала сходить с ума. Юдише мама, евреи знают, что это такое сказала, - это я во всем виновата, я плохая мать, второго сына я воспитаю также как первого, лучше мне уехать одной в Израиль. И это происходит, в то время когда она Валентина кормит грудью.

Просыпаюсь однажды ночью от плача Валентина, Марины нет, на столе записка, - уезжаю в Израиль, оставляю Валентина тебе, всего наилучшего. Но, до Израиля Марина не доехала, только до Франкфурта. Она многократно звонила в Сохнут перед этим (магнитофонная запись этих разговоров находится в отобранном у меня при выселении архиве) и надеялась получить билет на самолет до Тель-Авива, без лишних проволочек, но не тут-то было, - Израиль вовсе не стремится населить страну еврейками способными бросить грудных детей, тем более в Германии. Вернувшись из Франкфурта, мама обратилась к психиатрам. Те, ей все объяснили – во всех ваших несчастьях виноват ваш муж. Только развод с мужем позволит вам преодолеть ваши проблемы и совсем не сойти с ума. Мама, до этого всю жизнь считавшая, что ей крупно повезло с мужем развелась со мной, оставила мне Валентина, переехала в отдельную квартиру, но проблем своих так и не решила, по той простой причине, что корень зла не муж, а Германия, решившая поселить евреев в стране всего лишь через пятьдесят лет после Холокоста.

Я здесь не буду описывать всех подробностей дальнейшей ее жизни в Германии. Скажу только, что последний год жизни она переписывалась со старшим сыном в Интернете под вымышленным именем. Никита знал, как минимум догадывался, что переписывается с матерью, скрывающейся под именем «Votija». Возникало ли у него желание после смерти матери повеситься или принять яду, не знаю, говорят, на похоронах мамы он плакал. Не знаю также, пользуют ли его сейчас немецкие психиатры или нет, но тогда он пришел к ним сам, добровольно. И мать его добровольно отдала себя в руки психиатров. Я, не той породы. Да, и человека обладающего столь завидным психическим здоровьем как я, надо еще поискать.

На первом сайте «Рефлексия любви», лет десять назад я как-то писал, что если бы Парижской палате мер и весов потребовался эталон психически здорового человека, то она смело могла бы предложить мне занять это место среди экспонатов. И тогда же дал объяснение почему. Потому что очень серьезно отношусь к своему психическому здоровью и сознательно забочусь о нем, прежде всего, веду здоровый образ жизни: рациональное питание,  с мая по октябрь купание в открытых водоемах, систематические прогулки на свежем воздухе, в общем, в здоровом теле – здоровый дух. Кроме того, этот сайт и этот дневник, куда я сейчас пишу – это не только литература, - это еще способ не пребывать в состоянии непрерывного стресса, в котором находится большинство людей, ведущих активный образ жизни. У меня на душе нет ничего такого, чем бы я не мог поделиться с миром. Я постоянно выбрасываю в Интернетпространство весь мусор, который образуется в душе из-за общения с негодяями и мерзавцами, вроде Борлингхауза, встречу с которым я описал в предыдущей записи дневника. Я ничего не боюсь, внутренне свободен, называю вещи своими именами, хорошо сплю, в ладу со своей совестью и, просыпаясь по утрам, с удовольствием здороваюсь со своим изображением в зеркале. Я не нуждаюсь в непрерывных подтверждениях своей значимости, подобно тому, как в этом нуждаются большинство людей меня окружающих, я знаю себе цену, знаю цену книги, которую написал. Работа над этой книгой и этот дневник позволили мне все эти годы противостоять преследованиям, сохранить психическое здоровье, доброе расположение духа и с оптимизмом смотреть в будущее. Я уверен, что издание книги позволит мне вернуться с сыном в Москву и зажить как когда-то полноценной жизнью.

Но, убежище все еще требуется.

 

3 мая 2009                    ФОТО НА ПРОГУЛКЕ

 

13 мая 2009                   

Прямо назвать психически больным человека за то, что он утверждает, что проживание евреев в Германии после Холокоста невозможно, и, что организация еврейской иммиграции в Германию - преступление, крайне нежелательно, поэтому хитроумная машина преследования еще ни разу не употребила слово "психиатр" или "психиатрия" письменно. Пока письменно речь ведется о какой-то болезни без названия, какой-то экспертизе без указания чего, каких-то основаниях для проведения процесса об опеке, без указания каких именно...

Долго думал не убрать ли "жидкий стул" из обращения в суд? Сначала решил добавить пояснение, что это не ирония и не издевательство над судом, а медицинский термин, потом решил ничего не менять в тексте, все должны правильно понять сами, - не маленькие.

ПИСЬМО В АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СУД КЕЛЬНА

Amtsgericht Köln                                                  Köln, den 13. Mai 2009
Luxemburger Str.101
50939
Köln

Geschäftsnummer: 57 XVII B 1258

Русский оригинал

Уважаемый суд!

Ваше письмо и решение суда от 6 мая почта доставила 13 мая. Письмо и решение суда вызвали у меня глубокое недоумение. Это второе письмо, в котором говорится, о наличии у суда основания для проведения процесса об опеке надо мной, при этом само основание не называется?! Очевидно, что я вправе знать, что именно явилось основанием для возбуждения судебного процесса, главным действующим лицом которого являюсь.

Далее, в судебном решении в отношении меня употребляются слово «болезнь», а также идет речь о назначении д-ра Б. Петрученко экспертом. Сразу позволю себе заметить, что не бывает болезней без названия, медицина не знает вообще болезней, бывают только конкретные заболевания. Из фамилии Петрученко, сделать вывод о том, специалистом в какой области медицины он является невозможно. Поиск в Интернете на эту фамилию также не дал результатов.

В связи с этим считаю необходимым сообщить суду, что обладаю завидным здоровьем. Я веду здоровый образ жизни: рациональное питание, купание в открытых водоемах с мая по октябрь, ежедневные прогулки на свежем воздухе, велосипед, бадминтон, настольный теннис и т.д. На протяжении последних пяти лет я ничем не болел, даже простудами. Я люблю сладкое, поэтому вынужден принимать «Сиофор» и «Амарил» для снижения уровня сахара в крови. Сиофор» имеет побочное действие, - слабит. Жидкий стул из-за «сиофора» – единственная проблема со здоровьем, которая у меня сегодня есть.

Я вправе знать, 1) что именно послужило основанием для проведения процесса об опеке, 2) наличие какой болезни у меня предположил суд, и 3) врач какой специальности назначен для экспертизы. Я требую сообщить мне все эти сведения.

Hochachtuntsvoll

Dr. V. Braginsky

-------------------------------------------------------------------------------

ПИСЬМО В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

European Court of Human Rights                                13 мая 2009 г., Кельн
Council of Europe
F - 67075 Strasbourg-Cedex France

Номер досье:  30888/07           

Уважаемый Суд!

Обращение в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение наших с сыном прав Германией привело к тому, что кроме меня стали преследовать и моего сына. Его вынудили покинуть гимназию, он не учится  уже более года. Полгода назад нас выселили из квартиры, а сейчас административным судом Кельна предпринимается попытка установить надо мной опеку.

Высылаю копии письма и решения административного суда Кельна от 06.05.2009, а также мой ответ на них. Письмо и решение суда ясно свидетельствуют о том, что не допустить рассмотрения моей жалобы вашим судом в Германии намериваются вынуждением меня покинуть страну или признанием меня недееспособным. Так как установить опеку над здоровым человеком невозможно, то я не исключаю даже возможность повреждения моего здоровья. Вы обязаны вмешаться. Вы обязаны нас с сыном защитить.

 

Владимир Брагинский

Приложения:

  1. Письмо административного суда Кельна от 06.05.2009.
  2. Решение административного суда Кельна от 06.05.2009.
  3. Мое письмо суду от 13.05.2009.

 

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

14 мая 2009

Недавно состоялся такой разговор в коридоре гостиницы перед дверью комнаты:

- Я судебный исполнитель (показывает удостоверение). Вот решение суда. Мне поручено взыскать с Вас 600 евро, которые Вы должны Телекому.
- Я Телекому ничего не должен.
- В судебном решении написано, что вы должник.
- Это судебное решение не имеем ко мне никакого отношения.
- Вам счета приходили по почте?
- Приходили.
- Вы должны были протестовать, когда приходили счета.
- Я жаловался в прокуратуру.
- Ничего не знаю, платите, вот, решение суда.
- Это решение и трех центов не стоит, я не являюсь должником Телекома.
- Являетесь вы должником Телекома или не являетесь, это меня не касается, я судебный исполнитель, я пришел взыскать с вас деньги. Будете платить добровольно?
- Конечно же, не буду.
- Тогда заполните бумаги о вашем имущественном положении, вот эти.
- Заберите свои бумаги и идите куда подальше, вы оторвали нас сыном от завтрака.

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

15 июля 2009

Со времени последней записи прошло два месяца. Ниже короткие рассказы о том, что происходило в эти два месяца.

Процесс установления надо мной опеки заглох, ни требований явиться на беседу с психиатром, ни каких-то новых писем из суда или судебных решений не поступило. Ни я, ни Валентин не находимся в психбольницах, зато психбольница пришла к нам в дом. Собственно так было и раньше, но сегодня психбольница пришла к нам в дом в еще большем объеме, чем прежде. Сесть за компьютер, гарантировано означает оказаться в разбитом состоянии на целый день. Валентин в те дни, когда я пытаюсь работать дома, тоже жалуется на разбитость. Кроме разбитости пребываем еще в состоянии то сонливости, то заторможенности, то какого-то умственного отупения, в одни и те же дни жалуемся друг другу на проблемы с памятью, периодически на нас нападает беспричинная веселость, уверен, вызванная применением каких то препаратов имеющих наркотическое действие. Я отдаю полный отчет в том, что этот абзац может быть использован против меня, но тем не менее считаю правильным продолжать писать об этом. СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ.

С 18 мая живем в квартире (Horremer Str. 8). Дня за три до этого пришло предписание выехать из гостиницы и занять на три месяца квартиру в довольно глухом районе. Разворачивается очередная интрига. Почему предписание, почему не договор аренды? Я, что отказывался добровольно выехать из комнаты гостиницы меньше тюремной камеры и занять шестидесятиметровую квартиру? А, что будет через месяц? Опять придет полиция, вышибет дверь и потребует ее покинуть? Если не для этого трехмесячный срок, то для чего еще? В общем, гадать осталось месяц.

Из Европейского суда пришел ответ на мое последнее обращение.

Может Германии в Европейском суде объяснили, что преследование сына истца в школе, выселение истца с сыном из квартиры, попытки объявить самого истца психически больным – это  уже ни в какие ворота не лезет. Может в этом надо искать объяснение предписания покинуть отель и переехать в квартиру? Не ради же сохранения здоровья сына это сделано. Более полугода больной раком ребенок прожил в совершенно невыносимых условиях, без самых необходимых вещей, а теперь передумали и решили его  не добивать. Что-то это не вяжется со всем тем, что делалось ранее.

Никогда не слышал, чтобы преследовали детей диссидентов в Советском Союзе. Сам учился в институте в одной группе с Любой Сахаровой, - дочерью академика Андрея Сахарова. 1973 – 74 гг. – это пик преследований Сахарова, мы учились тогда на 4 и 5 курсах. Было видно, что травля отца в газетах очень ее травмирует, но саму Любу не преследовали ни открыто, ни исподтишка. В представлении немцев – это не умно. Если преследование ребенка может приблизить победу над отцом, то это надо использовать. Все ищут главную причину прихода Гитлера к власти, а она в менталитете. От рационализма до нацизма всего один шаг, и немцы его уже давно сделали. Уверен, что при анонимном опросе 9 из 10 немцев одобрили бы преследование больного раком ребенка, чтобы покончить с жалобой его отца на Германию в Европейский суд.

Потеря здоровья сыном – полностью на совести этой страны, хотя совести, как известно, у государств не бывает, лишь государственные интересы. Вот книга, которую я недавно прочитал.

А вот из нее цитаты:

Валентин заболел лейкемией в девять лет. Этому предшествовали следующие события: в феврале 2000 года ему как члену моей семьи прекратили платить социальное пособие, в июле прекратили медицинское страхование, в сентябре в квартире отключили электроэнергию, в новогодние праздники (2 января 2001) выселили из квартиры (полицай просто выволок его за порог квартиры, не позволив даже забрать с собой из своей комнаты, чем то дорогие ему вещи). Всеми вещами (от мебели, до игрушек и вещей подаренных на дни рождения завладел хозяин квартиры, адвокат Фолькман, почти ничего из этого в дальнейшем вернуть не удалось). Затем полгода жизни в Голландии. Чтобы помочь немцам нас морально сломать голландцы нас поместили в совершенно невыносимые бытовые условия. И выехать невозможно (не отдают паспорта, украли права и машину). Депортация в Германию. Марине прекращают платить социал и лишают медицинской страховки за то, что пустила нас с Валентином в свою квартиру. Досрочно расторгают с Мариной договор аренды квартиры и требуют ее немедленно ее покинуть, в квартире отключена электроэнергия. Три месяца подряд под разными предлогами не платят даже киндергельд Валентину, - то есть полное, стопроцентное финансовое удушение. Я пытаюсь найти денег для выезда с Валентином в Москву, и внезапно, и крайне странно заболеваю. В медицинской помощи всюду отказано, все происходит на глазах ребенка. Каково ему? Марина устраивается на работу уборщицей, но этих денег не хватает даже на оплату квартиры... Валентин, все, что делает страна с ним  и его родителями понимает... Состояние отчаяния и безнадежности... ребенок ломает руку, тяжелейший открытый перелом, в больницу положили, операцию сделали и город ее оплатил по какой-то программе экстренной помощи, но сводить ребенка на контроль к врачу нет денег. Начинается осложнение, опять операция, пересаживают часть кости с бедра на руку... больница, полуголодное существование в утопающей в самолюбовании стране, в общении с чиновниками и адвокатами, назвать которых скотами - значит сделать им комплимент. В книге всех виноватых в том, что у Валентна лейкемия назову поименно.

 

А последние события? Детский дом, преследования в гимназии, выселение из квартиры, полгода жизни в отелях без самых необходимых вещей. Ни тем, кто принимал решение о выселении больного раком ребенка из квартиры, ни тем, кто исполнял это преступное решение, конечно, даже в голову не могло прийти, что они добивают больного ребенка. Они же не врачи, всего лишь судьи, полицейские, работники ведомства по делам несовершеннолетних... Царство ублюдков.

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

--------------------------------------------

Пришло письмо из земельного парламента, я включил ландтаг в число адресатов открытого письма директору гимназии. Кем конкретно, и, что именно расследовалось, в письме парламента, естественно, не названо, слово еврей не употреблено ни разу. Ответ парламента нельзя читать сам по себе, только вместе с письмом директору гимназии. Только это дает понимание того, что совершается преступление, и преступник не какой-то там зарвавшийся чиновник или какое-то ведомство, а немецкий народ, поскольку парламент выбирается народом. Я все реже говорю о нарушении закона, нарушенных правах и даже нацизме, – организация еврейской иммиграции в Германию это преступление и преступник немецкий народ.

-------------------------------------------

В день заезда в квартиру завезли вещи. Через несколько дней выяснилось, что изъята значительная часть московского архива. Исчезло завещание*, по которому Валентин получил бы мою московскую квартиру после моей смерти, если бы эта иммиграция не была чистым мошенничеством и преступлением. Не нашел части детских фотографий, артековских фотографий, кинопленки, на которой мне 15 лет, где мы танцуем с девчонками, нет нескольких тетрадей, забрали самый дорогой мой диплом о первом месте, взятом на соревновании рыбаков. Эти скоты, считающие себя психологами, очевидно, преследуют цель, лишить меня памяти.

Документы разбросаны по разным коробкам, все запечатанные коробки вскрывались, нашел несколько обломков от архивных CD и DVD. Оценить в какой степени архив разорен без детального разбора всех коробок невозможно и на это надо немало времени. Я не раз угрожал на этом сайте опубликовать не просто книгу, а книгу, в которой каждое утверждение будет сопровождаться документальными свидетельствами. В общем, угрозы подействовали.… Не исключаю и внесения изменений в наиболее компрометирующие документы, подобно тому, как это было сделано с документами, свидетельствующими о насильственном вывозе сына из Голландии в Германию в 2001 году.
 

* В банковской ячейке Внешторгбанка находятся оригиналы многих документов. Забрать документы из-за долга за оплату ячейки пока никак не удается. Возможно завещание среди этих бумаг. Примечание от 9 ноября 2011.
-----------------------------------------------------

Denic, читай BND, предпринял радикальную попытку закрыть немецкий вариант этого сайта, он посвящен только выезду из Германии. До этого ограничение доступа к сайту велось путем фальсификации страниц (несколько раз подменялась страница «контакт»), вмешательства в работу поисковых систем и удаления ссылок на сайт. Теперь предпринимается попытка отобрать доменное имя juedische-einwanderung.de. Сильнейший удар по сайту был нанесен третьего апреля закрытием аккаунта Валентина на YouTube. Пока видеоролики Валентина с объяснениями, почему он отказался ходить в немецкую школу были доступны, сайт посещали по сто и более человек в день. Сразу же после закрытия аккаунта Валентина посещаемость упала в пять раз. Теперь преследуется цель закрыть сайт вообще, лишив меня прав на доменное имя. Жалобу в прокуратуру, я естественно, написал. Ответа не последовало.

--------------------------------------------------------

Под угрозой отключения электроэнергии вынудили заплатить дополнительно 155 евро. Очередная акция по финансовому удушению, ранее я уже писал, что счет взят просто с потолка. Если прочесть эту запись, то станет совершенно очевидно, что это преследование. Пришлось заплатить. Я старый путешественник и выживал куда в более тяжелых условиях, чем отсутствие электроэнергии, но это не тот случай. Сразу же вслед за отключением света в квартире ведомство по делам несовершеннолетних потребовало бы помещения Валентина в детский дом.

Уже несколько месяцев вычитают из пособия по безработице по 90 евро. Часть под предлогом того, что полгода назад чиновником биржи труда, якобы была совершена ошибка в расчетах при назначении пособия по безработице, а 350 евро «за выселение из квартиры».

Понимание идет через аналогии. Еврейская община Германии оплатила в 1938 г. уборку с улиц гор битого стекла, бывшего ранее окнами еврейских домов и витринами еврейских магазинов. До сих пор тот погром в Германии называют «Хрустальной ночью»: горящие синагоги, разграбленные дома, убитые евреи, – немецкое сознание сохраняет память об этом, как о чем-то прекрасном. Или кто-то будет спорить с тем, что звон хрусталя или отблески огня на нем – это красиво? Заключительной нотой погрома было издевательство, точно такое же издевательство, как и оплата мною сегодня пустой квартиры. В ней и сегодня никто не живет... Или выселение – не погром?

---------------------------------------------

Уже неделю не работают телефон и Интернет.

------------------------------------------------

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

23 июля 2009

Ведомство по делам несовершеннолетних решило уяснить, как себя чувствует Валентин после пребывания в детском доме, преследования в школе и выселения из квартиры. Я ответил, что исхожу из того, что автор письма наделен способностью понять, какие чувства в душе моего сына вызвали все эти события и поэтому воспринимаю выяснение благополучия сына как издевательство.

ОТВЕТ НА ПИСЬМО ЮГЕНДАМТА

Dr. V. Braginsky
Horremer Str.8 Whg. 35 
50933 Köln

Amt für Kinder, Jugend und Familie 
Außenstelle Innenstadt/Kalk
Willy-Brandt-Platz 2
50679 Köln

20.07.2009, Köln

Ihr Schreiben vom 16.07.2009

Русский оригинал

Frau Saba,

В январе 2007 г. моего сына поместили в детский дом и насильно там удерживали на протяжении почти двух месяцев. Во время пребывания в детском доме его запугивали, внушали, что его отец болен, при  помощи различных интриг пытались создать доказательства добровольного пребывания в детском доме. Помещением сына в детский дом ему была причинена крайне серьезная психическая травма. У сына возник страх того, что он никак не защищен от произвола людей, которые преследуют его отца за книгу о еврейской иммиграции в Германию, в которой доказывается, что проживание евреев в этой стране невозможно.

Организаторы незаконного помещения сына в детский дом и насильственного содержания его там (работники югендамта Хорвайлер, сотрудники детского дома Зюльц, работники гимназии, полиция) все еще находятся на свободе. До тех пор пока люди, совершившие это преступление, не будут привлечены к уголовной ответственности, мой сын будет опасаться того, что его вновь поместят в детский дом или каким-то другим способом попытаются разлучить с отцом. Страх – это очевидный признак неблагополучия.

В апреле 2008 года сын прекратил посещать гимназию. Причиной этого было коллективное преследование сына в школе. Вы как работница югендамта обязаны знать, что такое моббинг, думаю, что вы также в состоянии вообразить какие чувства испытывает ребенок при групповом преследовании. Я исхожу также из того, что вы в состоянии понять, что чувствует молодой человек, у которого даже нет возможности учиться в школе.

Пребывание сына в детском доме и преследования в школе породили в душе сына отвращение и ненависть к стране, в которой он живет. Летом прошлого года он беседовал с директором гимназии, которую его вынудили покинуть и вашими коллегами из югендамта Хорвайлер в футболке, на которой было написано «Я ненавижу Германию». Я исхожу из того, что этот факт вам известен, а также из того, что вы в состоянии понять, что отвращение и ненависть не являются свидетельством благополучия.

Вам должно быть известно, что 5 ноября 2008 года мы с сыном были выселены из квартиры. Я думаю, что вы в состоянии представить, что чувствует ребенок, когда узнает, что его выселяют из квартиры, в которой он семь лет жил с мамой, а после ее смерти полтора года с отцом. Я исхожу из того, что вы в состоянии понять, что чувствует ребенок, когда узнает, что его выселяют из квартиры, за которую и мать и отец всегда исправно платили, более того платили на 120 евро больше, чем другие жильцы точно таких же квартир этого дома. Я исхожу из того, что вы в состоянии вообразить, что чувствует ребенок в квартире, в то время когда дверь квартиры выламывает полиция.

Полгода после выселения мой сын жил в гостиницах без самых необходимых вещей, в условиях совершенно не соответствующих его  здоровью. Из дела моего сына вам наверняка известно, что мой сын болен лейкемией, и я думаю, что вы в состоянии представить, что чувствует ребенок к людям, сознательно разрушающим его здоровье. И речь здесь идет не только о физическом благополучии. Отель Стамак, в котором он прожил первые три месяца после выселения, был населен алкоголиками, наркоманами, только что вышедшими из тюрем преступниками. В отеле грязь, вонь, плесень, постоянные скандалы между уголовниками, полиция. Я исхожу из того, что вы в состоянии вообразить, что чувствует ребенок в такой атмосфере.

В общем, я исхожу из того, что вы в состоянии понять какие чувства у сына вызвало пребывание в детском доме, преследование в гимназии и выселение из квартиры, поэтому я расцениваю ваше письмо о проверке благополучия сына как издевательство и направляю его вместе с этим письмом в прокуратуру для возбуждения уголовного дела по соответствующей статье.

Dr. V. Braginsky

 

25 июля 2009

Этот блог - исключительно мое детище. Я автор всех текстов и за смысл написанного отвечаю только я. Тексты сайта перед публикацией не читают ни редактор, ни корректор, поэтому в них неизбежно попадают ошибки, прежде всего в расстановке знаков препинания.

Вообще у любого автора есть право на авторскую пунктуацию. Тем более такое право есть  у того, кто не только пишет, но и публикует свои тексты. В конце концов, все определяется тем, насколько авторская пунктуация способствует донесению смысла написанного до читателя.

Однако в последнее время, я стал находить в своих текстах множество знаков препинания поставленных вопреки не только правилам пунктуации, но и собственным предпочтениям.  В придачу к этому стали пропадать у слов окончания, причем у тех, которые могут сильно исказить смысл.

Чертовщину с исчезновением окончаний слов еще можно попытаться объяснять усталостью, невнимательностью и даже работающей со сбоями клавиатурой. Но, чертовщину со знаками препинания, объяснить работающей со сбоями клавиатурой, уже нельзя.

BND на моих компьютерах хозяйничает, как на своих собственных. Объяснение чертовщины заключающееся в том, что тексты и имидж автора портятся на деньги немецких налогоплательщиков, куда убедительнее, чем объяснение, состоящее в "сошедших с ума" клавиатурах компьютеров.

 

 

31 июля 2009

Позавчера включили Интернет и телефон, и причину того, что две недели (!) не было ни того ни другого назвали, - линия была отключена "по ошибке". Никакие "ошибки", вам господа, не помогут, книгу я все равно опубликую.

------------------------------------------

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ ЗАТРОНУТОЙ В ЗАПИСИ ОТ 25 ИЮЛЯ

Вчера выяснилось, что у меня и BND примерно одинаковые представления о том какие тексты этого сайта наиболее убедительно описывают преступный характер организации еврейской иммиграции в Германию и преследование нас с сыном. Десятки фраз на главных страницах сайта утратили смысл или приобрели комический характер в результате искажения ключевых слов или удачных метафор. Снижение "убойной силы" главных текстов, очевидно, не единственная цель, которая преследовалась. Очевидна погоня и за вторым зайцем - создание доказательств наличия "дыр" в сознании автора, обусловивших "ошибки". Без таких "доказательств" психиатры превращаются в строителей без стройматериалов.

Когда же эти болваны, наконец, поймут, что путь создания "доказательств" психического заболевания у меня - абсолютно бесперспективен. И как же это можно не понимать, что разрушение текстов - это и свидетельство преследования и того, что тексты отражают реальность, которую Германия скрывает.

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

5 августа 2009

Публикацией «А судьи кто?» я нанес сокрушительный удар по идее расправиться со мной при помощи карательной психиатрии. Не ясно было только находится она после этой публикации в нокдауне, или нокауте. Три месяца пролежала карательная психиатрия на ринге без признаков жизни и вот стало ясно, что это был нокдаун. Недавно под расписку, на почте получил письмо доктора Петриченко с предложением позвонить ему, чтобы договориться о встрече.

Наконец, слово «психиатрия» произнесено письменно. Из шапки письма следует, что доктор Петриченко врач-многостаночник: невролог, психиатр и психотерапевт. Кроме того из письма ясно следует, что доктор Петриченко психический больной, по меньшей мере психически неполноценный человек.

Прежде всего, письмо доктора свидетельствует об отсутствие у него каких-либо моральных убеждений. Уже одно согласие приять участие в этом деле, говорит о глубокой патологии нравственной сферы, а это, как известно, один из предметов психиатрии.

Поражает крайняя наивность доктора, явно свидетельствующая о патологии умственных способностей. Он на полном серьезе надеется, что я попрошу его о встрече, на которой он сначала проверит мои локтевые и коленные рефлексы, а затем предложит пройти еще более «безобидную» и абсолютно безболезненную процедуру – снятие энцефаллограммы, интерпретацию которой и отправит в суд. Что это будет за интерпретация легко понять уже из одного согласия доктора принять участие в этом деле.

О серьезных нарушениях в умственной сфере свидетельствует также  нарушение прогностической функции мышления психиатра. Почитав этот дневник, всякий умственно полноценный психиатр должен сделать вывод, что общение со мной приведет к тому, что я из него сделаю отбивную и покажу эту отбивную всем, и все увидят, что эта отбивная очень похожа на кусок д.рьма, и, что лечиться у такого д.рьмового доктора себе дороже. Если отбросить г.венную лексику, то нарушение прогностической функции мышления не позволяет доктору Петриченко понять, как общение со мной повлияет на его профессиональное реноме. Здесь я ему могу порекомендовать пообщаться с некоторыми адвокатами, ранее выполнявшими столь же грязные поручения судов, что и он сейчас.

Адвокат Кристина Майер письменно просила меня убрать с сайта ее письмо, поскольку это письмо ясно свидетельствует, что адвокат действовала против интересов своего клиента. Другой адвокат-оборотень дошел уже до того, что уже не просит меня войти в его положение, а буквально умоляет «по-человечески» отнестись к тому, что он теряет клиентов, которые отказываются от его услуг после прочтения моего описания на этом сайте того, как он меня защищал в суде. Недавно он вновь мне звонил, и я на ломаном немецком языке прочитал ему целую лекцию о высоком уровне демократии в Германии, и о замечательной судебной системе, через которую ему следует решать свои проблемы.

Нарушение нравственности и наивность доктора Петриченко столь велики, что я бы не удивился, если бы узнал, что он, как и судья, который ему поручил провернуть это дельце, верит в то, что евреи по праздникам пьют кровь христианских младенцев. Не удивился бы я и тому, если бы узнал, что и психиатр и судья таковыми считают и себя.

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

10 августа 2009

Еврейская иммиграция: мыльный пузырь, потемкинские деревни на немецкий лад, колосс на глиняных ногах, как только я ее не называл. Главная глиняная нога, обеспечивающая устойчивость колосса – преследования в экономической форме с перспективой уголовного. И об этом писал не раз, стоит ли повторяться, вновь и вновь описывая механизм мошенничества? Стоит, повторенье – мать ученья, потому, что мать объяснения.

ПИСЬМО СБЕРБАНКУ

Sparkasse KoelnBonn
50604 Koeln

10.08.2009, Koeln

Russisches Original

Sehr geehrte Damen und Herren

Вы требуете от меня выплатить вам 4.405 евро. Для того, чтобы составить себе представление о возможности и  сроках получения этой суммы вам надо принять во внимание, что человек, которого вы считаете своим должником еврей, и то как устроена еврейская иммиграция в Германию.

В Германии живут около ста тысяч евреев из бывшего Советского Союза. Большинство из них (более 80%) – нарушители закона. Они незаконно получают социальные пособия, так как владеют в странах, из которых приехали в Германию, квартирами, домами, дачами и другим имуществом или деньгами от его продажи. Так устроена эта иммиграция – все евреи, живущие в этой стране на социальные пособия, живут в постоянном страхе разоблачения и уголовного преследования, несмотря на то, что все официально имеют статус беженцев.

Уважаемые дамы и господа, вы когда-либо слышали о том, что в Германии есть евреи недовольные своей жизнью в вашей стране? Нет, не слышали.  Не слышали, потому что любое выражение евреями недовольства ведет к обвинению в сокрытии собственности и прекращению выплаты социального пособия. Еврейская иммиграция в Германию организована «гениально» просто. Процесс непрерывного выражения евреями удовлетворенности своей жизнью в Германии полностью автоматизирован страхом уголовного преследования за незаконное получение социального пособия. Нравственная составляющая этой схемы тоже в чисто немецком стиле – то есть полностью отсутствует, но принципиально важно здесь то, что эта схема полностью противозаконна.

В феврале 2000 года, после публикации мною новеллы о еврейской иммиграции, мне с шестилетним в ту пору сыном на основании предположения, что я владею квартирой в Москве (до иммиграции я действительно жил с семьей не под забором и не под мостом, а в собственной квартире, и это было известно немецкому посольству) прекратили выплачивать социальное пособие. Это привело к прекращению обслуживания диспокредита и возник тот самый долг, который вы сегодня от меня требуете погасить. Принципиально важно здесь то, что долг возник в результате абсолютно противозаконных действий городских властей. Абсолютно противозаконных, потому что городские власти, прекратив выплату моей семье пособия, нарушили принцип равенства всех перед законом, поскольку собственностью в странах исхода владеют все евреи, живущие в Германии, а не только те, которые чем-то недовольны.

Я обратил внимание обер-бурогомистра Кельна на то, что единство закона – это   основополагающий принцип, на котором базируется правопорядок и предложил прекратить выплату социальных пособий всем евреям города или отменить такое решение в отношении нас с сыном. В ответ получил выражение сочувствия всему еврейскому народу потерпевшему много горя в годы войны. Игнорирование принципа равенства всех перед законом – это грубейшее нарушение законности, поэтому решение о прекращении выплаты нам с сыном социального пособия, очевидно, в конце концов, будет признано незаконным. Сразу же после отмены этого решения и компенсации причиненных этим решением моей семье потерь вы получите полагающуюся вам сумму.

Hochachtungsvoll 

Dr. V. Braginsky

P.S. Вы не единственные, кто требует от меня заплатить «долги», которыми меня обременили кельнские власти и суды после публикации новеллы о еврейской иммиграции, поэтому это письмо я адресую не только вам, но и всем другим организациям Германии, которые называют меня своим «должником».

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

16 августа 2009

ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ МЕДВЕДЕВУ... >

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

 

21 августа 2009

ЕЩЕ РАЗ ОБ УБИЙЦАХ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ... >

ТРЕБУЕТСЯ УБЕЖИЩЕ

Назад Далее


 

 

Наверх: к панели ссылок

© Брагинский В.М., Брагинский В.В. 1999-2016
Все права защищены.

FacebookTwitterВ КонтактеGoogle+LiveJournalОдноклассникиМой Мир@Mail.ru

 

 

www.braginsky.com
 


 

Если вы не получили ответ на свое письмо или не можете связаться с нами иным способом или проблемы с загрузкой страниц этого сайта, то причина этого - вмешательство спецслужб.  Проблема очень серьезная, решена может быть только совместными усилиями сообщества блогеров.

Если вы опубликуете ссылку на этот сайт или прокомментируете его материалы или обратитесь в прокуратуру своей страны или к прессе с жалобой на недоступность сайта, то окажете поддержку одному из старейших российских блогеров. Свой блог под названием "Книжная лавка писателя" я открыл в 1999 г. когда еще такого слова как "блогер" не было. В то время считалось, что запреты на высказывание мнений в Интернете возможны только путем судебных решений. Сегодня уже очень многие понимают роль и возможности спецслужб в ограничении доступа к блогам.

Подумайте о том, что завтра могут ограничить доступ к вашему блогу. Только все вместе мы можем противостоять расправе со Свободой Слова, а значит и с каждым из нас.   Владимир Брагинский