Евреи не могут жить в Германии.

 

 

 

 

ı Домашняя ı В картинках  ı Была семья ı
ı Быстрый вход в тему ı
В двух словах ı Максимы ı Здравый смысл ı
ı
Пикетирование немецкого посольства ı Репортаж с финансовой петлей на шее ı
ı Автор ı Кредо ı Дневник ı Последняя страница дневника ı Для прессы ı
ı
 Физиология правдолюбия ı Психология конфликта ı Политкорректность ı
ı
Мифы о Германии, евреях и немцах ı Интеграционный прогноз ı
 
ı Лагеря концентрационные, беженцы контингентные, Что общего? ı
ı
Зачем Германии евреи? ı Действительно ли Германия покончила с нацизмом? ı
ı А, судьи кто? Психиатрия  ı Карательная психиатрия в Германии ı
ı
Валентин Брагинский, немцы и Достоевский ı Критика ı Пачкуны ı Статус  ı
ı
Война с государством ı BND ı Идет охота на архив ı ФСБ ı ФМС ı
ı
Завлечение в Германию ı Задержание в Германии: Что я сделал не так? ı
ı
 Брагинский против Германии: Жалоба в Европейский суд по правам человека ı
ı
Свобода слова в Германии ı Заказная публикация ı
ı  Письма ı Открытое письмо уполномоченному по правам человека Лукину ı
ı
От Адама ı Зомби ı Жиды ı Дневник № 2 ı Иск: Ответчик ФСБ РФ ı
ı
Проекты: ı Книга ı Новизна ı Издателям ı Сценарий ı Сумасшедшая идея ı
ı Помирю, рассужу, воспитаю... ı Если бы советником президента был я ı
ı
Клавиатурная грамотность ı Проект Валентина ı Инвестору / Спонсору ı
ı Политика в России ı Жил был поп, толоконный лоб. Мнение о законопроекте ı
ı Из "Рефлексии любви": Слонов то он и не приметил ı Сын шакала и гиены ı
ı Соотношение между моральным и нравственным ı Любовь к примирениям ı
ı Фаллософическая стоматология ı Хуже иммиграции только тюрьма ı
ı Может он антисемит? ı Охота на птицу счастья: Консультации ı
ı
 Видео ı Видеодневник сына ı Видео и тексты доступ к которым ограничивается ı
ı Мракобесы: Фото ı Это мы любим ı Jüdische Einwanderung nach Deutschland ı
ı Video (Deutsch) - эти видео были запрещены к просмотру в Германии ı
 ı
Контакт ı Сайт в формате pdf ı Это меня не касается ı

Дневник 5 часть

Назад Далее

30 января вышел из тюрьмы в Дюссельдорфе, где провел 24 дня под следствием по обвинению в краже МР3 плеера из магазина. В тюрьме затратил массу усилий, чтобы встретится с сыном или хотя бы поговорить с ним по телефону. Безрезультатно. Сразу же по приезду в Кельн позвонил ему. Валюшка удивился и радовался тому, что я уже на свободе. Договорились сейчас же встретиться.

- Сынуля, рыба моя, кукук.
- Папа, ты откуда звонишь?
- Валюшка, я уже в Кельне.
- Выпустили?
- Как видишь. Ты где сейчас?
- В библиотеке в центре.
- Ты там, с мамой?
- Один, я папа уже взрослый.
- А мама где?
- Мама в больнице.
- Приезжай скорей.
- Сейчас еду.
- Позвони мне из трамвая.
- Хорошо.
Через 15 мин звонок. -  Папа, здесь, какая-то задержка с транспортом, не волнуйся, выезжаю.

Жду, жду сына - не едет.  Раз звоню, два звоню, три, - сообщения "абонент не доступен". Если через пять минут не приедет звоню матери, решил я. Наконец зазвонил телефон.

- Господин, Брагинский?
- Да, я.
Собеседник назвал себя и ведомство, и затем обухом по голове.
- Ваша жена умерла.
- Как умерла, когда умерла... ?
- Умерла 26 января....
...
- Я жду сына, мы договорились о встрече, он должен был уже приехать, но его нет и телефон больше не отвечает. Вам что-либо известно?
- Ваш сын не желает вас видеть.

Слава богу, что он мне это сказал по телефону. Если бы он мне сказал это в лицо.., я бы сейчас не писал этот текст. Сейчас я уже взял себя в руки, а тогда... После того разговора мне больше не кажется диким, что убийцы нередко наносят еще множество ран трупу.

31 января. 9 утра. Ведомство по делам несовершеннолетних. В кабинете чиновник и чиновница. Фамилия чиновника Мюллер. 

- Мне нужен  срочно адрес детдома.
- Я не могу этого вам сказать.
- Я должен быть рядом с сыном. Он вчера выехал ко мне на встречу и не доехал. Ребенок помещен в детский дом насильно. У него отняли телефон, я не могу до него дозвониться. Это беззаконие.
- Ребенок в детдоме законно. У вас нет прописки.
- Как это нет. Вот справка о том что я прописан по адресу Frankenwerft 21.
- А, вот ответ на наш запрос. Здесь написано что вы выписаны оттуда.
- Как это выписан? Я не выписывался.
- Вас выписало такое-то
ведомство. 

Как все просто. Нужны основания чтобы поместить ребенка в детдом. Их нет. Но их можно создать. Хороший аргумент - отсутствие у отца прописки. Взяли и выписали. С этого дня он нарушитель закона. Как может заботится о ребенке человек не имеющей даже прописки?  Но если я пропишусь в ночлежке, как того требовали от меня год назад, то будет еще хуже. Как может заботится о ребенке опустившийся человек имеющий адрес по которому пишут только алкоголикам и наркоманам? 

- Вот вам копии заявления  вашей жены
о лишении вас родительских прав.

Смотрю в бумаги. Во-первых, датировано 23 января, за 3 дня до смерти. Заявление написано адвокатом, это еще надо проверить есть ли заявление Марины, или есть только заявление адвоката написанное с ее слов. Большая разница. А если и есть, то что с того. Я в тюрьме тоже написал заявление на лишение жены родительских прав, но не успел его подать потому что выпустили. Ребенок помещен в детский дом на основании какого-то заявления. К закону не имеет никакого отношения. И заявление, чувствую нутром, написано после смерти Марины. Поверить немецкому адвокату. Ну уж нет. Я у троих отозвал доверенности и в тюрьме наотрез отказался от немецкого адвоката. Первое, что надо проверить как выглядит заявление Марины.

- Когда вы последний раз встречались с сыном?
- Мы вместе встречали Новый Год.

- Вы не видели сына почти месяц. На лицах чиновников написано "как можно позволить ребенку жить с таким отцом, у которого в течение месяца месяца не возникло желание повидать собственного сына".

- Я был в тюрьме, я там добивался встречи с сыном, писал ему письма. 

На лицах чиновников: Какой ужас, уголовник, таких людей надо изолировать от детей. Этим и занимается наше ведомство. А в моей голове. Вы, что не видите, кто перед вами? По мне не видно, что я не наркоман не алкоголик, не видно, что у меня кармане диплом кандидата наук. То, что я провел в тюрьме три недели ничего не значит. Идет следствие. Мне еще заплатят компенсацию за незаконное содержание в тюрьме.  

- Я спрошу вашего сына, хочет ли он увидеть вас? Затем  позвоню вам и скажу о его решении.
- Не смейте!.., я как отец запрещаю вам, задавать такие вопросы моему сыну. Я запрещаю подпускать к нему психологов. Ребенок болен лейкемией, только вчера похоронили его мать. Я отец. Я должен быть сейчас с ним рядом.... У вас есть совесть.... Это беззаконие.
- Все законно.
- Я буду жаловаться в российское консульство. Смеются.
- Вы можете жаловаться еще адвокатам, в суд, в парламент, куда хотите. Опять смеются.

На столе, за которым мы сидим каменные фигурки, одна довольно массивная. Желание взять ее в руку и ударить по этой смеющейся роже,  становится непреодолимым.... Темнеет в глазах... Проходит время, не знаю сколько... открываю глаза. Передо мной ухмыляющаяся физиономия, ... не окровавленная. Слава тебе господи. Беру себя в руки полностью и говорю на прощанье: "Желаю вам оказаться в моей ситуации...". 

   Валюшке четыре года.

 Валюшка с шариком. Обложка книги.

Не раз с женой мы задумывались о том, о том, как выглядит самое ужасное, что может случиться в жизни.  Это самое ужасное, - я и Марина умираем одновременно.... Сын попадает немецкий детский дом....  

Боже упаси. Как кормят бедных в Германии я знаю, по тому как кормят беженцев и переселенцев по прибытии в страну. Знаю как кормят в больницах детей и взрослых. А теперь еще посмотрел как кормят в тюрьме. Не дай бог. Хлеб с 40 - 50 граммами дешевого сыра или колбасы на завтрак и ужин, плюс маргарин, плюс конфитюр. Суп (какая-то жидкая бурда) раз в неделю. А вкус этой пищи - не описать словами....Только одно такое питание, если оно длительное может покалечить человека, изуродовать его на всю жизнь.

Мысль о том, что в детдоме будут воспитывать в ребенке главные добродетели бедного немца - послушание и терпение - просто невыносима. Не свободную личность, не человека рожденного для счастья, а человека полезного ....  Чиновники, психологи, священники. Боже не дай нам умереть обоим, пока сын не вырос и не стал на ноги, думал я не раз...

И вот мамы у Валюшки больше нет. Уже 4 дня нет. Но я то жив. И несмотря на это события развиваются именно по этому самому ужасному сценарию.  

Ребенок в детском приюте. Самое тяжелое в жизни любого человека время - это  время когда он переживает смерть матери. Нет большего горя у человека. А здесь не просто человек, здесь ребенок, больной раком. Ведь течение болезни можно ухудшить тяжелыми переживаниями. И рядом с ним не я отец, а  психологи, воспитатели, может даже священники.... Именно сейчас после похорон матери, он не со мной, а в детдоме, и я не могу утешить его, не могу сказать ему те слова, которые ему помогут пережить беду, которые знаю только я один во всем мире. Я не могу защитить сына.... Невыносимо. 

Мир сошел с ума. У ребенка есть дом, есть отец, который может о нем заботится и несмотря на это его насильно помещают в детский приют, отнимают телефон, не дают даже позвонить папе.... Отнимают отца, наверняка задумали лишить меня родительских прав..., потом отнимут у ребенка квартиру... Давят на меня.... Вообще убить могут сына, как убили его мать.... Долго ли в состоянии противостоять ребенок давлению... Предел беззакония, предел безнравственности. 

И я прекрасно понимаю почему ребенок в приюте. Им надо, чтобы я писал в суды и адвокатам, а не на сайт. Им надо не допустить издания книги. Экономическое преследование не дало нужного результата и они теперь давят на меня этим самым жестоким и бесчеловечным способом, позаимствованным у мафии. Кража и насилие над ребенком, с целью давления на родителя - вот модель того что происходит.

Середина дня. Дозвониться в российское консульство в Бонне невозможно. Отправляю Факс. На одной страничке вкратце описал ситуацию, прошу вмешаться. Еще написал одним предложением, что смерть жены внезапная, крайне странная.

Вечер. Сижу у знакомых, расспрашиваю о последних днях Марины, о похоронах. Какая все-таки подлость, что о смерти жены мне сообщили после похорон. 32 года рядом из них 25 в браке. Думаю, что обязаны были сообщить сразу как умерла. Раз не сообщили значит преследовали какую-то цель и, конечно, же подлую. Пошли на нарушение закона. Ради чего? Валентина на похоронах не было. Так знал он смерти матери, когда ехал ко мне на встречу или нет?

Рассказали. За три дня до смерти, то есть 23 января Марина звонила и просила посоветовать "как вытащить меня из тюрьмы".  Как то это не вяжется с заявлением о лишении меня родительских прав. Говорила, что была у адвоката и он ей сказал "бесполезно". 23 января датировано и заявление на лишение меня родительских прав. Получается, что в этот день она посетила сразу двух адвокатов. Одного спрашивала как мне помочь, а другого как мне навредить. Не вяжется. А может быть был всего лишь один адвокат, которого она просила помочь мне, а после ее смерти на адвоката надавили и появилось на свет заявление о лишении меня родительских прав?

Все, и кто знали Марину и кто никогда с ней не общался, сегодня мне сказали "сочувствуем" и были серьезны только в эту секунду. Затем с трудом сдерживали веселье и смех, а некоторые и не сдерживали. Я не обижаюсь. Конечно же, они радовались не тому, что она умерла, а тому, что умерли не они...

   

1 февраля. Утро.

Пошел опять в ведомство по делам несовершеннолетних. Говорил на сей раз с шефом того, которого чуть не ударил. Этот разговор был уже без лишних эмоций. Получил бумажку с решением о помещении ребенка в детдом. Датирована 31 января, а ребенок до меня не доехал 30. Получается, что решение принято задним числом. Сначала ребенка задержали, отобрали телефон, отвезли в детдом, а на следующий день приняли решение о помещении сына в приют. Есть в нем еще несуразности, например дата смерти Марины не 26 января, а 21,  есть и другие, но об этом потом.

   Турция, 2005 г.

Середина дня. Поехал в суд опротестовывать решение. Ничего не вышло, у судей рабочий день закончился.

2 февраля. 8 утра.

Уверен, что суд отменит решение о помещении ребенка в детдом. Не может такого быть, чтобы при живом отце ребенок находился в детдоме. Подал заявление на отмену решения поместить ребенка в детдом. Через 10 минут (!) секретарь приносит судебное постановление - отказать. Судья Лаум принял постановление оставить ребенка в детдоме даже не посмотрев на меня, не задав мне ни единого вопроса. Ему достаточно было того,  у меня нет прописки,  и тому подобного. На такие мелочи как желание ребенка жить с отцом, на то что у него умерла мать, на то, что ребенок болен раком он решил не обращать внимания.

11.30. Ладно отмена решения потом, сейчас надо увидеть сына. Пытаюсь добиться разрешения на встречу с сыном через начальника Мюллера Хавекуста и его шефа.

- Нет, это невозможно.
- Почему невозможно?
- Вы будете давить на ребенка. Ваша встреча должна происходит в присутствии чиновника понимающего русский язык. Его надо сначала найти.
- Присутствие чиновника - это и есть давление на ребенка. Он будет бояться говорить что думает.
- Такие в Германии законы.
- Какие законы?  Это произвол. Это полное беззаконие.
- Вам придется согласится с тем, что ваш разговор с
сыном будет происходить в присутствии чиновника. Назначаю вам встречу через 4 дня, во вторник, тогда все и обсудим.
- Ребенок уже три дня в окружении чужих людей. Вы мне предлагаете еще ждать четыре дня... . Улыбается.
- У вас дети есть?
- Есть.
- И за то, что вы сейчас делаете вы получите заработную плату? Смеется.

 

 

Поехал на кладбище. Грустно, нет Марины. Не попрощались, не попросили прощения друг у друга....

Поехал в больницу, в которой Марина умерла, хотел поговорить с врачом, но будет только в понедельник.

 

 

 

Был еще кое-где, пришел к убеждению. Одна надежда на СМИ. Я ПРОШУ ВАС, ЖУРНАЛИСТЫ И ГАЗЕТЫ О ПОМОЩИ. 



Фотография 4 февраля 2007 г. Домская площадь.

 

5 февраля. 7 утра.

 Стою у входа в гимназию в надежде, что сына поведут на занятия. Нет. Пошел к директору.

- Мне надо поговорить с сыном, срочное семейное дело.
- Это вам не удастся сделать, ведомство по делам несовершеннолетних против того, чтобы вы виделись с сыном.
- ???
- Мой сын ходит в гимназию?
- Не могу вам этого сказать, не имею права, вас завтра ждут в ведомстве по делам несовершеннолетних в 11.00.
- Спасибо.

Машина стоит недалеко у входа в гимназию. Сел писать письмо в прокуратуру, наблюдать за входом не получается. Есть шанс, что еще приведут сына на занятия или будет выходить и увидит машину. Стук в дверь.

- Господин Брагинский, откройте, полиция.

Выхожу из машины. Два полицейских.

- Нам только что позвонил директор гимназии, вам надо уехать отсюда.

Все ясно, он здесь. На всякий случай переспрашиваю:

- Мой сын на занятиях?
- Да, поэтому вам надо уехать, вам нельзя встречаться.

Дискутировать, возражать нет смыла.

- Скажите ему, скоро встретимся.
- Хорошо, скажем. И не забудьте, завтра у вас встреча с сотрудниками ведомства по делам несовершеннолетних, в 11.00.
- Не забуду.

Уезжаю на другую стоянку, сажусь вплотную за заявление в прокуратуру. Еще перевод потребовал времени.

Вот оно.

В генпрокуратуру
Reichenspergerplatz 1
50670 Köln

Относительно: Насильственное помещение и содержание ребенка в детском  доме.  

Russisches Original

ЗАЯВЛЕНИЕ

30 января примерно в 16 часов я позвонил сыну. Он очень обрадовался тому, что я уже  в Кельне и сказал, что сейчас находится в центральной библиотеке. На вопрос где мама? Он ответил: "Она в больнице". Мы договорились о  встрече на Pariserpkatz. Через 15 минут сын мне перезвонил сказал что: "чуть задержится из-за какой-то проблемы с транспортом".  

На встречу сын не пришел. Его телефон больше не отвечал. Пока я рассуждал куда звонить матери или в полицию раздался звонок. 

Звонивший представился сотрудником какого-то ведомства и сообщил о том, что моя жена умерла, сын находится в детском доме и не хочет меня видеть. Утверждение, что сын не хочет со мной встретиться - ложь. Это абсолютно невозможно. 

Это утверждение -  чудовищная ложь и говорит о том, какую цель поставили люди незаконно поместившие сына в детский дом. Я знаю своего сына. Без насилия этой цели достигнуть невозможно. У ребенка отобрали телефон, и он не может мне позвонить и попросить о помощи. Это тоже насилие. То, что происходит - преступление. 

Мои ежедневные требования немедленной встречи с сыном ведомством по делам несовершеннолетних отклонены на основании того, что в этом ведомстве какие-то проблемы с сотрудниками. Очевидно, что затягивается время, чтобы воздействовать на ребенка. 

2 февраля мне было сказано, что моя встреча  с сыном будет проходить в присутствии сотрудника ведомства по делам несовершеннолетних. Почему? Потому что у меня отсутствует прописка? Какое вообще отношение ко мне имеет эта процедура? 

Присутствие на нашей встрече постороннего невозможно. Ребенок будет бояться разговаривать со мной откровенно в присутствии человека имеющего власть над ним и над отцом. Это же очевидно. Это следует уже только из того, что папа не в состоянии  вызволить сына из заточения в детдом. Присутствие чужого человека на нашей встрече - это демонстрация ребенку бессилия отца, это унижение отца. Встреча в присутствии надсмотрщика - это прямое давление на ребенка.  

Сына насильно содержат в детском доме. Я не исключаю, что на него оказывается давление с применением  психотропных препаратов.

Мой сын болен лейкемией. Пребывание в детском доме и тяжелые переживания могут обострить течение болезни.  

Я требую немедленной встречи  с сыном. Я требую немедленного возбуждения уголовного дела.

Поехал с заявлением в прокуратуру. Поздно, говорить не с кем - у прокуроров рабочий день кончается как и судей рано. Оставил заявление в прокуратуре и в Интернеткафе. Сейчас опубликую эту страницу и домой, на проверку правописания времени нет, надо еще бытом заняться...

 
Крошка сын 1994 г.

 

6 февраля. 11 дня.

В ведомстве по делам несовершеннолетних (югендамт) мне сообщают, что сегодня я  могу встретиться с сыном. Объясняют условия. Встреча будет проходить в присутствии ни одного, как мне сообщили ранее, а трех (!) наблюдателей: работника югендмата, работника детского дома и переводчика. Я протестую, - это недопустимо. Это давление на ребенка. Тем более, что 2 человека из троих (кроме переводчика) ему известны, как начальство. Наблюдайте за нашей встречей при помощи видеокамеры в соседней комнате, сможете даже записать на видеомагнитофон, я не против, только не давите на ребенка своим присутствием.  Объясняю, почему это недопустимо. Бесполезно.  

Ни на один мой аргумент работники югендамта в состоянии ответить по существу и твердят только одно. Моя встреча с сыном – это давление на него, а присутствие троих чужих на этой встрече, насильно поместивших ребенка в детдом – это забота о нем. Ребенка поместили в детдом, в течение недели не позволяют отцу и сыну увидеться. Есть ли более интимная ситуация, чем встреча ребенка у которого умерла мать и с отцом, у которого умерла жена. И вот в эту тайну лезут совершенно чужие люди, лицемерно твердящие о какой-то заботе о ребенке, о каких-то правах, которые им дает их работа и не испытывающие никакого стыда оттого, что не сын не отец не желают видеть на этой встрече…. Ладно оставим порядочность и мораль.  

Я спросил их:

- Откуда у вас право присутствовать на нашей встрече? Я понимаю, родитель алкоголик, опустившийся человек, избивающий детей. Но, какое отношение все это имеет ко мне?

- Наше право базируется на судебном решении.
- Каком судебном решении? Не существует никакого судебного решения, которое бы предписало вам присутствовать на нашей встрече.
- У нас есть заявление адвоката, из которого следует, что ваша жена выразила перед смертью желание лишить вас родительских прав.
- Ну и что из того? Это всего лишь заявление, а не решение суда о лишении меня родительских права…. Опять не в состоянии возразить по существу, поэтому ультиматум.

- Вы можете выбрать свое поведение всего из двух вариантов: Пойти сегодня на встречу с сыном на наших условиях или начинать процесс обжалования нашего решения….

Я выбираю встречу с сыном…, жаловаться, конечно, тоже буду.

14.00. Пришел в детдом. Впечатление тяжелое, стараюсь не показывать. Здание детского дома находится рядом с католической церковью. Между собой соединены надземной галереей. В детдоме прямо напротив входа огромная позолоченная богоматерь с младенцем на руках. Да, только одно это изображение уже есть давление. Вы спросили у меня разрешения держать сына в детдоме с таким изображением? И не подумали. А ведь обязаны. Почему вообще государство объявившее об отделении церкви от государства  соединяет галереями церкви и детские дома, почему позволяет такие изображения в детских учреждениях. Стоит какой-то неприятный запах - смесь бедности с казенщиной. Переводчица не выдержала, попросила открыть окно. 

Не буду описывать встречу с сыном, скажу только, что держался молодцом. Обнялись…, отошли в сторону…. Ни на что не жаловался, ни о чем не просил. Наблюдатели вели себя корректно, если так можно сказать о людях, которые без разрешения и насильно влезли в чужую тайну. На сердце чуть отлегло, особенно, после того как по признакам понятным только мне понял, как сыну хочется, чтобы я был рядом и как ему не терпится поскорее покинуть этот казенный дом. 

Гимназия 2004.

 

7 февраля.  

Опять тяжело на сердце. Вчера радость от встречи заслонила плохое, а сегодня все всплыло. Многие мелкие детали говорят, что сыну там плохо.  

Беззаконие, чувствую это нутром, хоть и не знаю названий параграфов. Понимаю, что формально у меня нет права жить в квартире, где жил Валюшка с мамой, но уверен, что такого права у меня нет в смысле длительного проживания. Наверняка в законе есть положения разрешающие в исключительных ситуация временное проживание отца в квартире бывшей жены с сыном. Или смерть матери не исключительная ситуация? 

Да и не по-людски, все, что происходит, совершенно не по-людски. Беда у ребенка, - умерла мама. Надо помочь пережить беду. Практически это значит забудьте на неделю две, что у папы нет права жить в квартире. Пусть горе чуть уляжется, пусть ребенок рядом с папой переживет самое трудное время в своей жизни, потом заведете речь о праве отца проживать в квартире. Если папа не оформит свои права на квартиру или откажется добровольно ее покинуть – придете с полицией и выселите его из квартиры, как это уже проделали однажды. Тогда и заберете ребенка в детдом. Но, нет. Сын едет к отцу, его с полдороги насильно увозят в детдом, задним числом появляется решение. Если это не кража ребенка, то что? 

Еще на встрече в детдоме меня предупредили, что я не имею права встречать ребенка у школы, у детдома и вообще пытаться, как-то его увидеть. Даже двух полицейских прислали к школе, чтобы наглядно донести до меня этот запрет. Вот, как все серьезно. Ладно, я не ребенок, полиция не повредит моего ума и эмоций своим страшным видом, а как ребенок воспринимает все это, особенно на фоне того, что полиция однажды с применением насилия выселили его из квартиры. Ведь это же травма…, это то самое насилие над ребенком, предупредить которое якобы взялись сотрудники ведомства по делам несовершеннолетних.  

Абсурд, безумие, я не могу прийти к сыну в детдом, не могу встретить его у школы. Я должен ждать когда какие-то чинуши мне милостиво разрешат следующую встречу с сыном – иначе полиция. Опять пошел в ведомство по делам несовершеннолетних, потребовал срочной встречи с сыном, на что в очередной раз услышал: «можете жаловаться куда хотите». Честно скажу, поставили меня в тупик, не нахожу хорошего решения. Эффективный ответ должен быть адекватным…. Взять заложника и потребовать освобождения сына – вот адекватный ответ. Умом я понимаю, что это чистое безумие и не приведет к цели, а мысль о заложнике все лезет и лезет в голову…. 

Пошел восьмой день как сын помещен в детдом и я не могу вызволить ребенка. И, ведь весь этот кошмар выстроен только на том, что у меня нет права проживать в квартире умершей жены, а также на заявлении адвоката на одной страничке, достоверность которого вызывает у меня очень большие сомнения. А, в самом-то заявлении что? В нем общие фразы о благе ребенка, намеки на то, что я психически не здоров и утверждение, что 12.11.2006 планировал привлечь сына к краже.  Утверждение похожее на факт только тем, что в нем есть дата, утверждение стопроцентно ложное, к тому же в принципе не проверяемое. И все. И, вот, кельнская власть оградила ребенка от отца... . Полный беспредел… .

 

8 февраля 20007 г.

Никак не укладывается в голове все, что происходит. Слов не нахожу, которыми можно было описать ситуацию. Понимаю, не нравится моя книга, не нравится этот сайт, опасаются иска к ведомству по делам несовершеннолетних и к другим ведомствам, на которых лежит вина за выселение ребенка из квартиры, за лишение его медицинской страховки, за полгода жизни в Голландии, за все то, что послужило катализатором заболевания сына лейкемией, и все же способ, который избрали для того, чтобы надавить на папу или расправится с ним переходит все границы.... Ко всему был готов, казалось не испытываю уже никаких иллюзий, но взять ребенка в заложники..., ребенка у которого только что умерла мать - это уже за пределами моральных оценок....

Главное, сейчас не сорваться и не сделать чего-то такого.... Надо сделать паузу, хотя бы на день, иначе не выдержу.... Надо переключиться.... Иду выяснять, кто и на основании чего меня выписал? Выписал орднунгсамт на основании заявления владельца гостиницы. Говорят хозяин - барин. Зачем он это сделал? Ответа нет. Без малого три года был прописан по этому адресу. Забронирован номер в гостинице, на этот адрес идет почта, ничего хозяин гостиницы не выгадал, ничего для него не изменилось. Изменения только у меня. Я превратился в нарушителя закона. Перешел в разряд людей, которых общество воспринимает как людей не имеющих права воспитывать детей. Для этого и выписали....

Ладно сделаю, все что вы от меня требуете. Хотите, чтобы я официально объявил о том, что у меня нет прописки?  Пожалуйста. Хотите, чтобы я забыл, о том, что в ноябре 2005 года мне уже было назначено пособие по безработице? Хорошо, забуду. Забуду, чему равна сумма, которую вы у меня украли. Все сделаю, что требуете, только отдайте ребенка.

Иду писать еще раз заявление на пособие по безработице. Следует вопрос без ответа на который нельзя получить формуляр заявления.

- На какие средства вы жили последнее время?
- Продавал личные вещи и воровал.
- ???
- Можете это подтвердить?
- Вот справка, об освобождении из тюрьмы и документы из которых следует, кто и как вынудил меня на кражи.

Получаю формуляр. Уму не постижимо. Наверное не меньше сотни вопросов. Сажусь заполнять. Вспоминаю, что уже два дня как кончился Сиофор и денег осталось пятнадцать евро.  Вновь иду по кабинетам, где тут можно получить все то, что положено по закону человеку только что вышедшему из тюрьмы? Такому человеку надо идти в другое ведомство, но во второй половине дня оно не работает.

 

9 февраля 2007 г. 8 утра. Другой конец города.

- Где тут можно получить..?
- Сегодня ничего получить нельзя, сегодня пятница. Приходите в понедельник....

Жду звонка из ведомства по делам несовершеннолетних. Сегодня должна состоятся вторая встреча с сыном.

14.00. В трамвае, звонок.

- Херр Брагинский. Говорит фрау Гарбес, встречи с сыном не будет.
- Почему?
- Он сейчас лежит в постели, у него температура 40. Простудился.
- Я должен немедленно увидеть сына.
- Выздоровеет увидите....

Ах, ты стерва.., неужели у такого человека могут быть собственные дети? Еду, в детдом... не дадут увидеть сына, не знаю, что с ними сделаю...

Начитаю с секретаря.
- Где мой сын?
Пошла узнавать, приводит хера Заубера - руководителя группы в которой сын.
- Что с ребенком?
- Ничего страшного, вчера у него поднялась температура, сегодня уже все в порядке.
- Его смотрел врач?
- Нет, мы домашними средствами температуру сбили, сейчас все в порядке, температура нормальная 36,6.

Вдруг, SMS-ка. "Папа, кукук. Я вчера заболел, но сегодня уже все нормально". НАКОНЕЦ ОТДАЛИ РЕБЕНКУ ТЕЛЕФОН. Первый звонок, с того дня когда сын не доехал до меня.  Десять дней не давали ребенку собственный телефон. Звоню.

- Как самочувствие, сынуля?
- Все в порядке.
- Мне фрау Гарбес сказала, что ты лежишь в постели и что у тебя температура 40.
- Вчера была 39, 5, а сегодня уже все в порядке.

Убить ее мало, эту фрау Гарбес.... 20 минут проговорили. Валюшка стоял у окна в своей комнате, на 2 этаже, я во дворе детдома. Философы спорят, что есть счастье? Вот это и есть счастье.

Конец дня. Иду в ведомство по делам несовершеннолетних, там меня ждет письмо от фрау Гарбес. Пишет "ребенок, болен, желания вас видеть не выражает". Ну, ты дрянь. И надо держать себя в руках, но как это сделать?

Только так. Надо жаловаться, персонально на фрау Гарбес. Только такое поведение корректно. Если сорвусь, они ведь только этого и ждут, сколько уже приложили усилий, чтобы я кого-нибудь ударил... Это был бы самый большой для них подарок.... Я его им не сделаю.

Вот эта жалоба.

Fritz Schramma                                                                                               Köln, 10.02.2007
Oberbürgermeister der Stadt Köln
Rathaus
50667 Köln                                                                            
                         Копия в прокуратуру 

Rus.
Original 

З0 января 2007 г. после похорон матери мой сын помещен в детский дом. Дело ведет Garbes (Югендамт, Хорвайлер). 

08.02.2007 у сына в гимназии поднялась температура и ему сделалось дурно. В сопровождении учителя он был привезен в детский дом. Врач ребенка в этот день не осматривал.  

Вчера 14.00 мне позвонила Garbes и сказала, что ребенок простужен, лежит в постели и у него температура 40 градусов. То есть  мне о произошедшем сообщили более чем через сутки (!).  

Я немедленно поехал в детский дом, говорил там с сотрудником Заубером и выяснил, что утверждение Garbes не соответствует действительности - температура у сына нормальная и ему даже не вызывали врача. Я также говорил с сыном по телефону и, оценив все, что он мне сказал, пришел к выводу, что скачок температуры вчера вызван психическим перенапряжением из-за пребывания в детском доме. Такие скачки температуры были и раньше в период обострения лейкемии. Вместо того, чтобы немедленно вызвать сыну врача, а меня в детский дом, работники детдома самостоятельно лечили сына, а Garbes самостоятельно поставила сыну диагноз "простуда". 

Из письма Garbes ко мне датированного сегодняшним днем, следует, что у сына нет желания меня видеть. Это не просто не соответствует действительности - это злонамеренная ложь. Этот вывод я сделал на основании телефонного разговора с сыном. 

Я неоднократно говорил Garbes, Мюллеру и Зауберу о том, что мой сын болен лейкемией. Я неоднократно говорил им, о том, что пребывание сына  в детском доме не подходит для него. Только на дорогу в гимназию и обратно ребенок ежедневно тратит на 2 часа больше, чем когда жил в своем доме. Это время раньше ребенок расходовал на отдых. Сын больше не посещает спортивные секции тенниса и плавания. Пища детского дома ему не подходит. Ребенок сильно похудел.  

Тяжелое состояние сына, вызванное смертью матери, усугубляется помещением ребенка в детский дом и может привести к рецидиву лейкемии, однако это принципиально важное обстоятельство ею просто игнорируется.  

Как профессиональный педагог (Dr. paed RUS) и как отец я просто поражен низким профессиональным уровнем и безответственным отношением Garbes к своим служебным обязанностям. Прошу срочно отстранить Garbes от руководства делом по содержанию моего сына в детском доме. Прошу немедленно отменить решение о содержании ребенка в детском доме.

-----------


Химиотерапия. 2004.

 

 

 

 

 

10 февраля. Суббота. Утро.

Я опять во дворе детдома. Звоню, - "абонент недоступен". Поднимаюсь на второй этаж. Навстречу воспитательница.
- Что с сыном, почему его телефон не отвечает?
- У него все в порядке. Его в детдоме нет.
- Как это нет, а где он? Он же болен.
- Он поехал к товарищу до понедельника.
- Сам поехал?
- Да, сам.
- Без сопровождения взрослых? Это невозможно. Дайте мне адрес.
- У меня адреса нет, он сказал, что как приедет к другу сразу же мне перезвонит.

Неужели эта воспитательница думает, что я ей поверил? По лицу вижу, что именно так и думает. Ясно, что меня здесь не ждали, вранье сочиняется на ходу. И интрига в принципе понятна. У сына была возможность поехать к папе, но он выбрал товарища.... Сколько же людей участвуют в этой подлой затее.

- У меня к вам просьба, как только Валентин вам позвонит, скажите ему, чтобы перезвонил мне.
- Обязательно скажу.
- Большое спасибо. Догадываюсь у кого сын, и почему имя того человека, который его увез не названо, тоже ясно. Неужели и она с ними тоже за одно? Если позвонит мне и скажет, что Валентин у нее - значит нет, а если не позвонит, то... - тоже многое станет понятным. Нет, ждать не буду, сам поеду к ней, и там все выясню.

-Здравствуй Фаина! (мы с ее мамой ровесники и наши сыновья ровесники) Вижу, не ждала. Где, тут мое сокровище?
Появляется Валюшка, обнимаемся. Фаина в некоторой растерянности.
- ... ??? Мне сказали, чтобы я немедленно вызвала полицию, ...если, что не так, но вы же не будете....
- Ну, конечно не буду.

На этом стоп, поздно, а об очень важном не сказал....

Фаина рассказала - видела Марину в больнице за несколько дней до смерти. Выглядела Марина - ужасно.... Осунувшаяся, бледная....

Мы вместе встречали Новый Год. Ни в одном глазу у Марины не было смерти, наоборот энергия в ней кипела. Никогда раньше не встречался с тем, что рак может убить человека за три недели. Когда узнал о смерти жены был уверен, инфаркт или инсульт, - оказывается рак.

Марина была сильно расстроена тем, что Валюшка живет в доме один. 12 лет - уже не маленький, но ведь и не взрослый. Раз в день приходит к нему работница ведомства по делам не совершеннолетних. Кормит обедом, все остальное время предоставлен сам себе. В квартире, естественно полно товарищей. Чем они там занимаются никто не знает. У мамы, конечно болит душа, - в такой компании может оказаться и наркоман и бог знает кто.... Все мысли не о своей болезни, а о том, как бы что с сыном не вышло.... Сколько несчастий в скольких семьях началось из-за отсутствия родительского контроля. Я в тюрьме наслушался этих историй, наверное не меньше половины заключенных сидят из-за наркотиков....

Характер у сына сильный. Его старший брат не давал нам с мамой вместе сходить в кино, - ходили по очереди. Валентин совсем другой и в пять лет и даже в три его уже можно было оставить одного дома. Кстати закон запрещает маленьких детей оставлять одних. За тем, чтобы это положение не нарушалось должно следить ведомство по делам несовершеннолетних.

Когда Марину сняли с социала и начали выселять из квартиры, за то, что она нам с Валюшкой позволила поселиться у себя в квартире после попытки получить убежище в Голландии, она вынуждена была пойти на работу уборщицей. Валюшке было тогда семь лет. Ведомство обязано было защитить ребенка, не допустить того, чтобы он оставался один, но оно закрыло глаза на нарушение прав малыша.... В который раз....

Ребенок не жалуется, терпит отсутствие родителей, но наверняка напряжен.... Кто знает, может именно тогда и порвалась ниточка его здоровья.... А может быть тогда когда его полицейский выволакивал его из квартиры... Было это за полгода до того как его маму вынудили пойти на работу уборщицей.... А может быть тогда, когда мы сидели несколько месяцев без света в доме.... И всего этого в жизни моего сына обязано было не допустить это самое ведомство по защите детей.

....А может быть ниточка здоровья сына порвалась, когда жили в Голландии. Для сына Голландия - самая отравительная страна мира, если заходит о ней речь - он морщится....  А ведь попали мы в нее из-за того, что это самое ведомство угрожало водить сына в школу с полицией. Ни мама, ни я допустить насилия полиции к ребенку во второй раз уже не могли. Валентин не посещал школу, потому что  после выселения было не ясно в школу какого района города водить бездомного ребенка.... В понедельник, как разъяснил нам адвокат его должна была забрать из дома матери полиция.... В ночь на понедельник мы поехали в Голландию, и попросили убежище.... Нас там так спасли... еще почище чем нас спасла Германия....

Не всякое преследование может причинить столько вреда, сколько причинила нам Голландия спасая нас так, чтобы угодить большому соседу... Забрали паспорта, украли машину... В двух словах не расскажешь. Потом голландская полиция, несмотря на все мои протесты  насчет того, что ребенок психически травмирован немецкой полицией при выселении из квартиры депортировала нас в Германию и передала на границе немецкой полиции. Сколько полиции в жизни моего сына.... И все этого кошмара обязано было не допустить ведомство по делам несовершеннолетних.  Для этого оно и существует.

В иске о возмещении вреда причиненного здоровью сына - это ведомство будет стоять на первом месте. И не сына оно сегодня защищает поместив его в детдом - себя защищает. И полиция защищает не сына - себя. И неплохо продвинулись оба эти ведомства в выбранном направлении. Уже не страшно этим ведомствам, что под иском к ним будет стоять подпись Марины Брагинской. А все шло к этому.

Выслушав рассказ о том, как тяжело было Марине в последние дни жизни оттого, что никто из ее новых "друзей", не взял сына в дом, я задал Фаине самый главный вопрос: Почему Валентин до меня не доехал из библиотеки, как могло случиться, что мой сын попал в детдом? Какая сволочь его туда привела, я должен знать имя.

На этот вопрос, - сказала Фаина - я отвечать не буду....

Назад Далее


В картинках


 

С ЭТОЙ СТРАНИЦЫ ДНЕВНИК НАДО ЧИТАТЬ СВЕРХУ ВНИЗ

 

 

Наверх: к панели ссылок

© Брагинский В.М., Брагинский В.В. 1999-2016
Все права защищены.

FacebookTwitterВ КонтактеGoogle+LiveJournalОдноклассникиМой Мир@Mail.ru

 

 

www.braginsky.com
 


 

Если вы не получили ответ на свое письмо или не можете связаться с нами иным способом или проблемы с загрузкой страниц этого сайта, то причина этого - вмешательство спецслужб.  Проблема очень серьезная, решена может быть только совместными усилиями сообщества блогеров.

Если вы опубликуете ссылку на этот сайт или прокомментируете его материалы или обратитесь в прокуратуру своей страны или к прессе с жалобой на недоступность сайта, то окажете поддержку одному из старейших российских блогеров. Свой блог под названием "Книжная лавка писателя" я открыл в 1999 г. когда еще такого слова как "блогер" не было. В то время считалось, что запреты на высказывание мнений в Интернете возможны только путем судебных решений. Сегодня уже очень многие понимают роль и возможности спецслужб в ограничении доступа к блогам.

Подумайте о том, что завтра могут ограничить доступ к вашему блогу. Только все вместе мы можем противостоять расправе со Свободой Слова, а значит и с каждым из нас.   Владимир Брагинский