Евреи не могут жить в Германии.

 

 

 

 

ı Домашняя ı В картинках  ı Была семья ı
ı Быстрый вход в тему ı
В двух словах ı Максимы ı Здравый смысл ı
ı
Пикетирование немецкого посольства ı Репортаж с финансовой петлей на шее ı
ı Автор ı Кредо ı Дневник ı Последняя страница дневника ı Для прессы ı
ı
 Физиология правдолюбия ı Психология конфликта ı Политкорректность ı
ı
Мифы о Германии, евреях и немцах ı Интеграционный прогноз ı
 
ı Лагеря концентрационные, беженцы контингентные, Что общего? ı
ı
Зачем Германии евреи? ı Действительно ли Германия покончила с нацизмом? ı
ı А, судьи кто? Психиатрия  ı Карательная психиатрия в Германии ı
ı
Валентин Брагинский, немцы и Достоевский ı Критика ı Пачкуны ı Статус  ı
ı
Война с государством ı BND ı Идет охота на архив ı ФСБ ı ФМС ı
ı
Завлечение в Германию ı Задержание в Германии: Что я сделал не так? ı
ı
 Брагинский против Германии: Жалоба в Европейский суд по правам человека ı
ı
Свобода слова в Германии ı Заказная публикация ı
ı  Письма ı Открытое письмо уполномоченному по правам человека Лукину ı
ı
От Адама ı Зомби ı Жиды ı Дневник № 2 ı Иск: Ответчик ФСБ РФ ı
ı
Проекты: ı Книга ı Новизна ı Издателям ı Сценарий ı Сумасшедшая идея ı
ı Помирю, рассужу, воспитаю... ı Если бы советником президента был я ı
ı
Клавиатурная грамотность ı Проект Валентина ı Инвестору / Спонсору ı
ı Политика в России ı Жил был поп, толоконный лоб. Мнение о законопроекте ı
ı Из "Рефлексии любви": Слонов то он и не приметил ı Сын шакала и гиены ı
ı Соотношение между моральным и нравственным ı Любовь к примирениям ı
ı Фаллософическая стоматология ı Хуже иммиграции только тюрьма ı
ı Может он антисемит? ı Охота на птицу счастья: Консультации ı
ı
 Видео ı Видеодневник сына ı Видео и тексты доступ к которым ограничивается ı
ı Мракобесы: Фото ı Это мы любим ı Jüdische Einwanderung nach Deutschland ı
ı Video (Deutsch) - эти видео были запрещены к просмотру в Германии ı
 ı
Контакт ı Сайт в формате pdf ı Это меня не касается ı

ФСБ


Долго я думал прежде, чем принял решение создать эту страницу. Еще дольше над тем, стоит ли ее публиковать.

Первое письмо в ФСБ было написано еще в Германии. Через месяц после приезда в Москву меня пригласили на разговор. Ответил на заданные вопросы, сделал вывод, что цель встречи познакомиться с человеком решившимся создать такой сайт. Через 9 месяцев, 22 сентября 2010 обратился в ФСБ с письмом.

В Федеральную службу
безопасности Российской Федерации
Москва, 107031
ул. Большая Лубянка, дом 1/3

Брагинского Владимира Михайловича
141077, Московская обл. г. Королев,
пр-т Королева д. 18/6 кв. 144.
Сайт:
www.braginsky.com
E-Mail: braginsky@live.ru

Тел.: (498) 646 22 49; Моб. тел.: (926) 358 83 78

Относительно:  Защита свидетеля и автора книги, издания которой опасаются в Германии.

Москва, 22 сентября 2010 г. 

ЗАЯВЛЕНИЕ

В ноябре 2009 г. я обратился в ФСБ с письмом о задержании нас с сыном в Германии. Задержание объяснял тем, что в ФРГ опасаются издания разоблачительной книги о еврейской иммиграции, автором которой я являюсь. Я убежден, что мы с сыном не могли выехать из Германии «стараниями» BND, что существует угроза нашей с сыном безопасности и, что в последнее время она возросла.

Поиск издателя потребовал от меня добавления на сайт «Иммиграция евреев в Германию. Манипуляция сознанием и этический аспект», на котором я предлагаю книгу к изданию, новых фрагментов. Недавно я опубликовал две новые главы книги: «Лагеря концентрационные, беженцы контингентные. Что общего?» и «Заключение». В первой вышеназванной главе раскрывается технология завлечения евреев в Германию путем манипуляции понятием «контингентные беженцы». В Заключение включены заявления в Бабушкинский районный суд Москвы об установлении фактов имеющих юридическое значение.  

Все заявления в суд базируются на документах, подтверждающих факты:

  • завлечения посольством Германии в России моей семьи на жительство в Германию путем манипуляции понятием «беженцы» и сообщения ложной информации о правах «контингентных беженцев»;
  • нарушения кельнскими муниципальными властями действующего в Германии законодательства, приведшее к утрате моей семьей квартиры в Москве;
  • незаконного задержания нас с сыном в Голландии и депортации в Германию;
  • помещения в психиатрический стационар психически здорового ребенка, моего сына, Валентина Брагинского.

Мое мнение о том, что угроза нашей с сыном безопасности увеличилась, базируется не только на собственной оценке убедительности новых разоблачений, содержащихся в вышеназванных главах книги. 26 января 2007 г. в Кельне при крайне странных обстоятельствах, внезапно умерла моя жена Брагинская Марина Ильинична в 55-летнем возрасте. Она свидетель по всем вышеназванным заявлениям об установлении фактов имеющих юридическое значение, кроме помещения нашего сына в психиатрический стационар, произошедшего после ее смерти.

Незадолго перед смертью жены, мы обсуждали с ней возможность ей стать соавтором книги. Ее глава могла стать самой разоблачительной, пролить свет на роль BND в поселении евреев в Германии и в препятствии изданию книги.

23 января Марина обратилась к адвокату с просьбой что-либо предпринять для моего освобождения из дюссельдорфской тюрьмы, куда меня поместили якобы для того, чтобы я не помешал следствию по делу о проходе в магазине мимо кассы с неоплаченной вещью стоимостью 180 евро. После посещения адвоката, она позвонила нашему общему знакомому Г. Агаронову и рассказала об этом. В этот же день скорая помощь ее доставила в больницу, где она скончалась, если верить официальной версии ее смерти, через два дня. Перед посещением адвоката она посетила в Интернете несколько сайтов, где самостоятельно пыталась найти информацию о том, как действовать, чтобы способствовать моему выходу из следственного изолятора. Эти действия Марины, спецслужбы могли расценить как прекращение сотрудничества с ними и как опасность появления в книге убедительной главы, крайне нежелательного содержания.

Но, не только на этом я строю предположение о неестественности смерти жены, также на более мелких деталях. Из квартиры исчезли фотокамера с новогодними видео, из которых можно сделать предположение об отменном здоровье Марины за три недели до смерти, счета мобильного телефона с номерами тех, с кем она контактировала, другие документы косвенно свидетельствующее о том, как ее принуждали к сотрудничеству с BND. Какая цель, кроме сокрытия информации может преследоваться, и кому кроме BND это может потребоваться? Я оцениваю вероятность убийства жены  немецкими спецслужбами из-за опасения появления в книге главы о роли BND в еврейской иммиграции, и из-за того, что она могла свидетельствовать по многим эпизодам книги, вышеназванным заявлениям в суд, а также стать совместным со мной заявителем о нарушениях прав сына в международные органы, как высокую.

Мой сын тоже свидетель. Он, также как и мать, может свидетельствовать о соответствии действительности многого из того, что описано мною в книге. Спецслужбы, отвечающие за сокрытие информации об истинном положении евреев в ФРГ и методах, которыми евреев задерживают в Германии, могут опасаться того, что сын может свидетельствовать:

  • о преступных, совместных с голландскими властями действиях немецких властей по задержанию нас в Голландии и возвращению в Германию, а также последовавшей за этим передачей сына без какого-либо судебного решения на воспитание матери;
  • о преступном помещении после смерти жены сына в детский дом, насильственном содержании ребенка там и представлении пребывания ребенка в детском доме как добровольного;
  • о преследованиях в гимназии за его мнение о еврейской иммиграции в 2008 г.;
  • о ставшем популярным канале сына «Евреи не могут жить в Германии» (vbraginsky) на YouTube;
  • о пребывании в отделении интенсивной терапии психиатрического стационара в  2009 и многом другом.

Свидетель, переводит доверие к информации на качественно новый уровень. Пограничным службам Германии запретили выпускать сына за границу не потому, что добивались цели, во что бы то ни стало дать ему образование. В Германии два миллиона человек не умеют читать, и никто их не задерживал в возрасте моего сына на территории страны изъятием паспортов и приказами пограничным службам не выпускать их из Германии. Моего сына не выпускали из Германии именно потому, что он свидетель.

На меня надели наручники, а ребенка потащили в психиатрическую больницу, когда мы решили не дожидаться решения Европейского суда по нашему делу и стали собираться к отъезду. 26 августа, я объявил в консульстве в Бонне, что мы уезжаем, а 27 августа утром полиция начала колотить в дверь. Множество деталей говорят о том, что решение не выпускать сына из Германии путем помещения в психиатрический стационар, принималось и исполнялось в срочном порядке, после поступления информации о нашем отъезде. Помещение сына в психиатрический стационар в Германии – это не только задержание свидетеля, давление на свидетеля, это дискредитация свидетеля.

Один свидетель описанных в книге событий, моя жена, умерла при крайне странных обстоятельствах. Сегодня наша с сыном жизнь в России протекает внешне по абсурдному, а в реальности такому сценарию, в котором, очевидно, преследуются те же, что и в Германии цели, прежде всего дискредитация свидетеля и автора. Организовано это может быть только BND. Осуществляется это методами, которые я достаточно хорошо изучил в Германии. В этих условиях я не могу не опасаться за здоровье и жизнь сына. Мой сын, как и его мать, свидетель того, что содержание книги соответствует действительности, и он не защищен.

Прошу на основании оценки убедительности новых фрагментов книги, оценить возможный размер ущерба престижу ФРГ, который бы причинило издание и распространение моей книги в России и других странах, и защитить сына как свидетеля, описанных в книге событий, а меня как автора книги.

 

Брагинский В.М. 

Приложение: CD

----------------------------------------------------------------------

Месяца через два позвонил в справочную насчет ответа. Услышал, - Письмо нами получено, ответ ждите.

-----------------------------------------------------------

В Федеральную службу
безопасности Российской Федерации
Москва, 107031, ул. Большая Лубянка, дом 1/3

Брагинского Владимира Михайловича
Без определенного места жительства
Место пребывания:
141077, Московская обл. г. Королев,
пр-т Королева д. 18/6 кв. 144.
Сайт:
www.braginsky.com

E-Mail: braginsky@live.ru,
vladimir@braginsky.com

Тел
./Факс: (498) 6462249, Моб. тел.: (926) 3588378

Относительно: 

1. Защита свидетеля и автора книги, издания которой опасаются в Германии.
2. Подкуп или оказание давления на суд со стороны иностранного государства.

Москва, 28 декабря 2010 г.

...

Только вмешательством BND можно объяснить количество и содержание «случайных ошибок» в рассмотрении заявлений об установлении юридических фактов, которые я подал в Бабушкинский суд Москвы.

В этих заявлениях я просил установить факты свидетельствующие: о завлечении моей семьи в Германию; об утрате квартиры в Москве, в связи с незаконными действиями кельнских властей; о помещении в Кельне в психиатрический стационар, психически здорового ребенка; о препятствии возвращению из Голландии в Россию. Эти заявления имеются у вас, я выслал их в качестве приложений к письму от 22 сентября 2010 г. (приложение 8).

Признание московским судом даже одного из этих фактов, причинило бы серьезный ущерб престижу Германии, особенно на фоне того, что Германия уже многие годы непрерывно требует от России соблюдения прав человека. Установление вышеназванных фактов в суде – достаточное основание для удовлетворения ходатайства о предоставлении нам с сыном статуса вынужденных переселенцев. Удовлетворение этого ходатайства ФМС также причинило бы престижу Германии ущерб.

Из пяти поданных мною в Бабушкинский суд заявлений, определения приняты по трем. Одно заявление (установление факта принудительного помещения психически здорового ребенка в психиатрический стационар) отклонено по содержательным мотивам, еще два отклонены по причине подсудности суду другого города. И, это притом, что во всех заявлениях указан один и тот же адрес пребывания заявителя. Ответа на вопрос, почему заявление по установлению факта «карательной психиатрии» отклонено по содержательным основаниям, а остальные по формальному, нет. Можно лишь строить гипотезы о содержании интриги (приложения 9, 10).

5 июля 2010 г. судья Бабушкинского суда Иваненко Ю.С. вынесла определение, отказать в принятии заявления об установлении юридического факта к рассмотрению, из-за территориальной неподсудности (приложение 3). При этом сам факт, об установлении которого я просил суд, в определении не назван.

1 сентября 2010 г. эта же судья еще одним определением, на том же основании, отказала в принятии к рассмотрению заявления об установлении еще одного юридического факта (приложение 4). При этом факт, за установлением которого я обратился в суд, в этом определении также не назван.

4 октября 2010 г. судебная коллегия Мосгорсуда приняла постановление, оставить без изменений определение судьи Иваненко Ю.С. от 1 сентября 2010 г. Постановление было по факту препятствия голландскими властями нашему с сыном выезду из Голландии (приложение 5).

26 ноября 2010 г. судебная коллегия Мосгорсуда еще раз (?!) приняла решение оставить без изменений определение судьи Иваненко Ю.С. от 1 сентября 2010 г., но, факт, в установлении которого было отказано по причине неподсудности дела Бабушкинскому суду, на этот раз назван не был (приложение 6).

Прослушивание аудиозаписи заседания Мосгорсуда, прошедшего 26 ноября 2010 г. (приложение 7) показало, что судебной коллегией было отклонено одно из заявлений об установлении факта завлечения в Германию. И, это притом, что ни одно из заявлений о завлечении в Германию мне не возвращалось, и частных жалоб на отказ рассмотреть эти заявления я не писал!

Если о фактах, которые я просил установить, судить по определениям Бабушкинского районного и Московского городского судов, то главного по значимости заявления об установлении факта утраты нами с сыном квартиры в Москве, в связи с незаконными действиями немецких властей, я вообще не подавал. Ни одно из определений не содержит порядка обжалования, хотя это обязательный элемент любого судебного постановления.

«Чертовщина», которая происходит вокруг рассмотрения заявлений об установлении юридических фактов Бабушкинским районным и Московским городским судами, не может объясняться случайными ошибками. Такое большое количество «случайных ошибок», невозможно. Рассмотрение дела по подложной частной жалобе или вообще без таковой, не может быть случайным. Происходящее – интрига, цель которой защитить Германию от обвинений в нарушении прав человека. Не исключено, что преследуется также цель, создания «доказательств» наличия у нас с сыном психических заболеваний. Множество провокаций для сознания нам сыном образа психически больных людей было проведено BND в Германии. Логично предположить, что эта работа продолжится и в России.

Мотивы для давления на суды или подкупа судей есть, – защита престижа Германии. Возможности для давления или подкупа есть, – наличие у Германии спецслужб, с любым, необходимым для такого дела финансированием. Давление на суд, или подкуп судьи со стороны иностранного государства, дело не прокуратуры, а ФСБ.

 

Владимир Брагинский

Приложения:

-----------------------------------------------------------------

В Федеральную службу                                                    Москва, 25 января 2011 г.
безопасности Российской Федерации
Москва, 107031, ул. Большая Лубянка, дом 1/3

Брагинского Владимира Михайловича
141077, Московская обл. г. Королев,
пр-т Королева д. 18/6 кв. 144.
Сайт:
www.braginsky.com

E
-Mail: braginsky@live.ru, vladimir@braginsky.com
Тел./Факс: (498) 6462249, Моб. тел.: (926) 3588378

Относительно:  Защита Владимира Брагинского с сыном.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Письмом от 22 сентября 2010, я обращался в ФСБ за защитой, обосновывая ее необходимость тем, что в Германии опасаются издания книги, могущей причинить ущерб престижу страны, автором которой я являюсь. Я вынужден вновь обратиться с этой же самой просьбой, потому что цели, которые BND преследовала в Германии, не давать мне работать, а сыну учиться, пытаться представить нас с сыном психическими больными людьми, преследуется и здесь в России.

Прежде всего, мне не дают работать путем воздействия на меня во время работы за компьютером. Я не знаю, как именно осуществляется воздействие, лишь могу предположить поступление веществ, вызывающих нерабочее состояние, вместе с вдыхаемым воздухом. Как человеку, имеющему естественнонаучное образование, мне понятно, что ввести человека в нерабочее состоянием можно и электромагнитным воздействием и другими способами, но самостоятельно причину, я установить не могу.

Периодически у меня и сына возникают приступы сонливости. В этот период работать совершенно невозможно. Последствия этих приступов в виде заторможенности, расслабленности, потери воли ощущаются еще несколько дней после воздействий. В последнее время сонливость и заторможенность у меня и сына возникают ежедневно и вне связи с работой. Периодически мы с сыном впадаем в состояние странной беспечности и веселости. Нам обоим очевидно, что причина этого, в каких-то внешних воздействиях, но сами эту причину мы установить не можем.

Я убежден, что воздействия осуществляются также в расчете на то, что жалобы на это будут интерпретированы как свидетельства наличия у нас с сыном психических расстройств. Мы с сыном, психически абсолютно здоровые люди, но, если воздействия будут продолжаться и дальше, то наше психическое здоровье может быть повреждено, и не только психическое. У меня нет никакого сомнения в том, что воздействия осуществляются BND.

Защитите нас с сыном.

Владимир Брагинский

------------------

Видео по теме

 

Скачать видео…>

 

Ниже заказное письмо, которое я нашел в почтовом ящике. Без даты, какого подразделения ФСБ начальник его подписал, не указано, первое письмо от 22 сентября 2010 г. , не упоминается и много еще чего ...

 

--------------------------------------

Выписка из федерального заокна от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации"

Статья 11. Порядок рассмотрения отдельных обращений

….
4. В случае, если текст письменного обращения не поддается прочтению, ответ на обращение не дается и оно не подлежит направлению на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, о чем в течение семи дней со дня регистрации обращения сообщается гражданину, направившему обращение, если его фамилия и почтовый адрес поддаются прочтению.

 

ВЫВОД: Часть 4 статьи 11 не имеет отношения к моим обращениям.

ИНСТРУКЦИЯ О ПОРЯДКЕ РАССМОТРЕНИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ ГРАЖДАН В ОРГАНАХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ


В Федеральную службу
безопасности Российской Федерации
Москва, 107031
ул. Большая Лубянка, дом 1/3

Брагинского Владимира Михайловича
141077, Московская обл. г. Королев, 
пр-т Королева д. 18/6 кв. 144.
БЛОГ: 
www.braginsky.com
E-
mail: vladimir@braginsky.com; braginsky@live.ru
Факс: (498) 646 22 49;
Тел.: (495) 978 91 27; (926) 358 83 78

Москва, 4 октября 2011 г. 

З А Я В Л Е Н И Е

В письмах от 22 сентября 2010 г. и 25 января 2011 г. я представил вам косвенные доказательства того, что существует угроза нашей с сыном безопасности, прежде всего безопасности сына Валентина, и того, что эта угроза исходит от BND.

Ваш ответ (копию прилагаю) на эти обращения, можно интерпретировать по-разному, в том числе как то, что представленные мною доказательства вы посчитали недостаточными. В данном письме содержатся новые косвенные доказательства того, что BND преследует цель нас убить.

Мотивы заключаются в том, что я автор книги о преступном устройстве еврейской иммиграции в Германию. Мой сын свидетель того, что приведенные в книге факты, соответствуют действительности. Подробно мотивы изложены в вышеназванных письмах, а также на моем блоге в Интернете (www.braginsky.com).  В данном заявлении будет описан метод убийства. Этот метод – лишение средств к жизни. Ранее в Германии была предпринята попытка нас убить этим способом, теперь предпринимается попытка этим же способом расправиться с нами в России.

Мы с сыном имеем право на получение двух пенсий: я по возрасту, сын по смерти матери (в связи с потерей кормильца). Однако, мы не можем получить свои пенсии потому, что родственники отказались нас зарегистрировать (прописать). И это притом, что в современной России, регистрация, это всего лишь административный акт, не порождающий никаких прав на жилую площадь. Для родственников не является также секретом, что основными гражданскими правами, прежде всего правом на легальный труд, можно воспользоваться только при наличии регистрации.

Одна только регистрация, позволила бы нам с сыном получать доход в сумме (без льгот, положенных сыну, как больному раком ребенку) порядка 25 тыс. рублей ежемесячно, то есть позволила бы нам с сыном выжить. Но, ведь после регистрации у меня появилась бы возможность получать доходы, работая по найму и/или в собственном деле, то есть жить вполне обеспеченно.

Мои родственники фактически убивают больного раком ребенка, своего внука, племянника, двоюродного брата. Никто из них не страдает психическими заболеваниями, которые не позволяли бы им понять, что человек не может жить без доходов, или понять, что ситуация, в которую они погрузили больного лейкемией ребенка, грозит ему рецидивом болезни. Единственное объяснение отказа родственников нас прописать, заключаются во вмешательстве BND в принятие решения о нашей регистрации.

Еще одним доказательством плана BND убить нас с сыном в России, является отказ отца, как ветерана войны получить квартиру. Мой отец, Брагинский Михаил Абрамович, полковник пограничных войск в отставке, мог еще в прошлом году на основании Указа Президента Российской Федерации  N 714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов», как участник боевых действий получить отдельную квартиру площадью 36 кв. м. (сейчас он живет в 10-метровой комнате).

В этой квартире он мог жить сам или позволить в ней жить дочери или внучке с мужем. В любом случае его жилищные условия существенно бы улучшились. Вместо квартиры он мог получить денежную компенсацию в размере 2 млн. 700 тыс. р.  Однако он, категорически отказался от получения квартиры и денег!

29 сентября 2011 г.: информационное агентство «РИА НОВОСТИ» опубликовало заявление  мэра Москвы Собянина: «В Москве практически нет очереди на квартиры ветеранам. Людей, которые в связи с тем, что семья расширяется, ухудшаются жилищные условия, ставим на учет и … в течение двух-трех месяцев предоставляем квартиру».

Решение отца не подавать документов на получение квартиры или компенсации поддержали все родственники! Прежде всего, дочь, бухгалтер собеса с ежемесячной зарплатой 21 тыс. рублей, а также внучка, имеющая доходы порядка тех, что у матери! Объяснение отказа от получения квартиры или денежной компенсации заключается в том, что для того чтобы воспользоваться правами вытекающими из указа президента, нас с сыном надо зарегистрировать, а это приведет к получению нами пенсий и позволит мне зарабатывать.

Отец, несмотря на преклонный возраст, ему 90 лет, совершенно  адекватен во всем, кроме того, что могло бы привести к нашему с сыном выходу из нелегального положения или получению нами доходов.  Свидетельством того, что отец не страдает психическим заболеванием, является тот факт, что он водит машину, и не где-нибудь, а в Москве. Психиатры ежегодно дают на это свое согласие. Сестра и ее дочь, также как и отец не состоят на учете в психиатрических диспансерах.

Столь же безумна, как и отказ зарегистрировать, как и отказ бесплатно получить квартиру в Москве, передача нам с сыном родственниками ежемесячно равными частями на протяжении полутора лет, до мая 2011 г. денег в размере более полумиллиона рублей. Эту же самую сумму при наличии прописки мы могли получить в виде пенсий от государства и, что самое главное, получали бы сегодня и в будущем. Если верить утверждению родственников, что они из собственных средств оплачивают квартиру, в которой мы живем, то получится что сестра в течение полутора лет всю свою зарплату и получаемые где-то еще ежемесячно 10 тыс. рублей передавала нам с сыном.

Отказ в регистрации, отказ получить квартиру или денежную компенсацию, а также выплату нам с сыном пенсий вместо государства на протяжении полутора лет, в рамках здравого смысла объяснить невозможно. Но, логика сразу же появится, как только принять во внимание, что для BND очень важно, чтобы в безвыходном положении мы оказались по решению родственников, и не сразу после выезда из Германии, а через какое-то время. Если бы мы сразу после возвращения в Россию оказались в нынешнем положении, то виновником этого была бы Германия, в лице правительства организовавшего еврейскую иммиграцию, немецкого посольства в Москве, прямым обманом завлекшего нас в Германию, кельнских муниципальных властей, незаконно лишивших нас с сыном квартиры в Москве. А сейчас ситуация выглядит так, как будто в том тяжелейшем положении, в котором мы с сыном сегодня находимся, виноваты родственники.

Кроме того, очевидно, что BND рассчитывает на то, что отказ родственников в регистрации будет интерпретирован как факт, дискредитирующий меня. Отказ родственников меня прописать на сегодняшний день, это «самое сильнее возражение» немецких интеллектуалов и властей на приведенные мною в книге доказательства преступного устройства еврейской иммиграции в Германию.

Никто кроме BND не имеет мотивов на дискредитацию меня. Никто, кроме BND, не заинтересован в том, чтобы мы с сыном после бегства из Германии не имели жилья, не получали доходы, были нелегалами со всеми вытекающими отсюда последствиями. Никто не имеет мотивов на убийство нас с сыном, кроме BND.

Обращаю ваше внимание на то, что косвенные доказательства, это также серьезно, как и прямые.

 

Владимир Брагинский,
кандидат педагогических наук,
автор книги о преступном устройстве еврейской иммиграции в Германию

Приложения:
1.
     Ответ ФСБ на мои письма.
2.
     DVD с моим Блогом в Интернете. См. страницы: «Репортаж с финансовой петлей на шее», «Книга», «Пачкуны», «Зомби» и др.

 

--------------------------

Заведующей офтальмологическим отделением
Копия: Главному врачу больницы 

Копия: Управление собственной безопасности ФСБ России
usb@fsb.ru 
ОТПРАВЛЕНО ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ.
ТЕМА: ПРЕСЛЕДОВАНИЕ BND БРАГИНСКОГО. РОЛЬ ФСБ?
 

Уважаемая Татьяна Юрьевна!

Этические нормы взаимоотношений врача и больного предполагают доверительные отношения между врачом и пациентом. Известно также, что наилучшие результаты в лечении достигаются, когда врач видит в пациенте не только больной организм, но и личность.

Я автор книги о еврейской иммиграции в Германию, в которой доказывается невозможность проживание евреев в Германии после Холокоста. Приложение 1.

Поселение евреев – это важнейшая задача, как внутренней, так и внешней политики Германии последних двух десятилетий. Книга, в которой показано, что организация еврейской иммиграции  – преступление, превратила меня в политического врага этой страны.

На приведенные в книге доказательства преступного устройства еврейской иммиграции ответили не немецкие интеллектуалы или общественные деятели в выступлениях, статьях или книгах, а кельнские власти и спецслужбы (BND). Ответили преследованием.

BND предпринимались неоднократные покушения на мое здоровье. Именно этим методом меня многие годы задерживали в Германии. Кроме того, немецкими спецслужбами проводятся непрерывные провокации, цель которых создание «доказательств того, что автор книги психически нездоров». Доказательства преступного устройства еврейской иммиграции, которые я привел в книге, столь убедительны, что создание «свидетелей и свидетельств моего психического нездоровья» -  это, по сути, единственный способ возражения на книгу. И несмотря на многократные разоблачения провокаций (приложение 1), в BND все еще не оставили надежду расправиться со мной методами карательной психиатрии.

С 2001 г. (начало публикаций о еврейской иммиграции) и по сегодняшний день, редко когда посещение серьезных организаций или адвокатов или заседаний судов проходило без жалоб на резкое снижение в этот день интеллектуальных способностей, заторможенность и снижение памяти.

Месяц назад, во время обследования по поводу операции (катаракта), в беседе с Вами, я не сумел вспомнить ни своего адреса, ни телефона. У меня нет никаких сомнений в том, что потеря памяти в этот день вызвана BND. Вам в этой провокации отводилась роль свидетеля проявления у меня психического расстройства.

Ранее BND было проведено несколько провокация против меня в кардиологическом отделении больницы. Вам и вашим коллегам BND отводит особую роль в борьбе с моей книгой, поскольку свидетельства врачей любых специальностей имеют особое значение в постановке диагнозов психиатрами.

Карательная психиатрия – это тот метод, которым велась борьба с моей книгой и в Германии. Методами карательной психиатрии преследовали даже моего несовершеннолетнего сына. Изгнание его из гимназии и помещение в психиатрический стационар в Кельне описаны в приложении 1.

Я считаю не только возможным, но и весьма вероятным вмешательство BND в лечение глаз. Повредить мне зрение во время операции может хирург, находящийся в таком же состоянии утраты памяти, как и я во время обследования, возможно «случайное» использование дефектной ИОЛ, «случайная» поломка операционного оборудования, «случайное» занесение инфекции, возможно множеством других способов вызвать операционное осложнение или даже вовсе лишить меня зрения. Операция на глазах автора разоблачающей книги, прошедшая с осложнениями - это самый рациональный способ борьбы с книгой от корки до корки заполненной доказательствами того, что организация еврейской иммиграции в Германию - преступление.

Германия – это не Россия, где взрывают или стреляют в неугодных. Инакомыслящие и неугодные в Германии умирают или становятся инвалидами в больницах от «естественных» болезней». Среди них моя жена Марина Брагинская, внезапно скончавшаяся на 55 году жизни от «рака» через два дня после посещения адвоката с просьбой защитить меня от преследований.

За годы жизни в Германии (17 лет), за последние 3 года жизни в России, я настолько хорошо изучил методы работы BND, что ни испытываю никаких иллюзий в отношении возможности вмешательства в проведение операции, в окончательное решение о ее выполнении (в случае отмены операции или переноса сроков, хотя бы на месяц, я полностью ослепну).

Я прошу Вас передать копию этого письма хирургу, который будет выполнять операцию или, если это возможно назначить его в день выполнения операции,  взять под личный контроль операционное оборудование, ИОЛ и все остальное от чего зависит успешность проведения операции.

 

Владимир Брагинский
Место 4 января 2013

Приложения:
Диск с сайтом: www.braginsky.com

----------------------------------------------

 

Управление собственной безопасности ФСБ России
usb@fsb.ru 
Отправлено по электронной почте
ТЕМА: ЗАЩИТА М.А. БРАГИНСКОГО

ЗАЯВЛЕНИЕ

Мой отец, Брагинский Михаил Абрамович, подвергается зомбирующим воздействиям со стороны спецслужб Германии.

Он адекватен во всех отношениях, у него все в порядке с памятью, мышлением, другими психическими функциями, кроме представлений об устройстве еврейской иммиграции и понимания того, что против нас с сыном совершены преступления в Германии и Голландии.

На протяжении трех лет, со дня возвращения в Россию, я предпринимаю непрерывные попытки вывести отца из зомбированного состояния методом объяснений очевидного.

Например, совершенно очевидно, что  человек имеет право жить в той стране, гражданином которой он является, что он имеет право жить в квартире, владельцем которой является. Как только я донес до папы, что задержание нас с сыном в Ден Хааге, препятствия выезду в Москву и депортация в Германию преступления, у него появилось объяснение, что депортация законна, потому что существует судебное решение, запрещающее мне покидать Германию.

Никогда, никакими судами, никаких запретов мне покидать ФРГ, не принималось. Тогда, каким образом, это представление возникло у папы? В результате зомбирующих внушений BND.

Только внушениями ложных представлений о правах папы на поучение квартиры, как ветераном, можно объяснить отказ папы получить бесплатно квартиру в Москве. Все попытки отвести папу к адвокату ни к чему не привели, он категорически отказался получить юридические разъяснения. То есть, внушены не только отказ от получения квартиры, но и способ преодоления этого отказа.

Папа сам живет в 10-метровой комнате, живет на пенсию, из своей пенсии оплачивает аренду квартиры, в которой живем мы с сыном. Чем можно объяснить отказ папы получить квартиру, кроме вмешательства BND?

Из-за отсутствия у нас регистрации  (папа считает, что регистрация, даже временная, приведет к крушению брака внучки, проживающей с ним в одной квартире), мы с сыном не получаем положенных нам пенсии, мне по возрасту, сыну по смерти матери. Если просуммировать недополученные нами за три года пенсии, то этой суммы хватило бы на приобретение комнаты в Москве.

Каким образом регистрация нас с сыном может привести к разрушению брака внучки, папа объяснить не может, но убежден в этом абсолютно. Такая степень убежденности в абсолютно абсурдной идее – это свидетельство зомбированности.

Зачем папе нужно, чтобы мы с сыном имели статус «бомж», не имели жилья, не поучали пенсии? Это нужно спецслужбам Германии, преследующим меня многие годы методом финансового удушения, но, папе то это зачем надо?

Отсутствие доходов и регистрации не позволили сыну закончить школу. Зачем папе нужно, чтобы его больной раком внук вышел в жизнь даже без среднего образования? Все члены папиной семьи и он сам имеют высшее образование.

Мой сын Валентин очень способный человек. Говорю это не только как отец, как профессиональный педагог. В Германии сын «перепрыгивавал» через классы, был в числе первых учеников, по разным предметам. Такое же, успешное обучение в российской школе было бы доказательством использования в Германии карательной психиатрии против моего сына.

Валентина изгнали из гимназии в Кельне и попытались представить прекращение посещения школы, как психическую болезнь. Сегодня сыну не дают учиться в России, в надежде потом объяснить не посещение сыном школы и отсутствие образования той же самой причиной, что и в Германии, психической болезнью.

Зомбирование папы с целью создать с его помощью свидетельства психической болезни внука, вполне логично. В то же время, невозможно объяснить, зачем папе нужно, чтобы его больной лейкемией внук, не посещал школу, не получал пенсию по смерти матери, был нелегалом, вообще находился в таком ужасном положении, как сегодня.

Ничем другим, кроме зомбированности, объяснить такое отношение папы к внуку, нельзя. Теоретически есть еще одно объяснение, - мой папа больной садист, помещение которого в психиатрическую больницу, лишь дело времени, но отношение его ко всем остальным людям свидетельствует о том, что это не так. Так плохо он относится только к внуку.

Несмотря на свой возраст 91 год, папа водит машину, и не где-нибудь, а в Москве. Каждый год психиатры дают на это разрешение. Папа адекватен абсолютно во всем, кроме  представлений об устройстве еврейской иммиграции, представлении о нашей с сыном жизни в Германии и Голландии, а также всего того, что могло бы привести к выходу нас с сыном из нелегального положения и получению нами доходов.

Внушения папа стал получать еще в  Германии. Он въехал в эту страну в то время, когда мы с сыном пытались выехать из Голландии в Россию. Кроме как вмешательством BND, объяснить въезд папы в ФРГ невозможно, поскольку немецкое законодательство (Закон о перемещенных лицах), прямо запрещает прием офицеров, начиная с подполковника, а папа закончил службу в звании полковника. Этот запрет на прием старших офицеров размещен на сайте немецкого посольства.

Вербовку папы немецкими спецслужбами, я считаю совершенно невозможной, а вот в зомбировании папы с целью вывести его из числа людей способных протестовать против депортации нас с сыном из Голландии в Германию, убежден.

Сегодня BND использует папу как человека, способного помешать мне издать книгу о преступном устройстве еврейской иммиграции, как человека способного препятствовать требованиям возврата нам с сыном квартиры, которой мы лишились из-за депортации нас из Голландии в Германию и задержания в Германии.

Все мои попытки на протяжении трех лет вывести папу из зомбированного состояния были безуспешны. Совершенно очевидно, что внушения проводятся в режиме реального времени. У меня есть множество свидетельств того, что в нашу переписку вмешиваются. Компьютер папы «не видит» файлы, которые я ему передаю на диске, на его компьютере невозможно просмотреть многие вебстраницы, ссылки на которые я ему даю.

Зомбирование достигается препятствием доступа к информации и внушениями. Спецслужбы Германии, очевидно, располагают мощным арсеналом средств замены реальной картины мира у человека, на им нужную. Вам, профессионалам в расследовании таких дел, я не буду перечислять этих методов.

Воспрепятствовать всему этому я прошу ваше ведомство. Предотвращать вмешательство спецслужб иностранного государства в жизнь граждан Российской Федерации, это задача ФСБ.

К тому же папа всю жизнь служил в пограничных войсках, ранее входивших в состав КГБ, а сегодня ФСБ. То есть речь идет о вашем коллеге.
 

Владимир Брагинский
Москва 25 января 2013

----------------------------------------

 

Мещанский районный суд г. Москвы
129090, г. Москва, ул. Каланчевская, д. 43

Истец:
Брагинский Владимир Михайлович
141077, г. Королев, М.О. Пр-т. Королева д. 18/6 кв. 144
Блог: www.braginsky.com  E-Mail: braginsky@live.ru 
Тел. Моб.:
 (926) 199 23 55;  Тел. Моб. 2.: (926) 358 83 78

Ответчик:
Федеральная служба безопасности Российской Федерации
Москва, 107031, ул. Большая Лубянка, дом 1/3

7 марта 2013, г. Королев
 

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

4 октября 2011 г. мною было отправлено заявление в ФСБ РФ. Приложения 1, 3. Несмотря на то, что заявление содержало три косвенных доказательства вмешательства немецких спецслужб в жизнь моего отца и членов его семьи, ФСБ не посчитала необходимым провести расследование.

25 января 2013 г. мною было отправлено заявление в Управление собственной безопасности ФСБ, содержащее дополнительные косвенные доказательства вмешательства BND в жизнь моих родственников. Приложения 2, 3.  Однако, ответа на заявление до сих пор не последовало. Квартира в Москве – это столь большая ценность для человека, живущего на пенсию, а также для его небогатых родственников, двое из которых вообще не имеют жилища, что существует всего один способ объяснения отказа отца взять квартиру – вмешательство немецких спецслужб в принятие решения о получении квартиры. ФСБ обязана провести расследование.

В соответствии с «Инструкцией о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах Федеральной службы безопасности» (утверждена Приказом Директора Федеральной Службы Безопасности от 22 января 2007 г. № 21) заявление должно быть зарегистрировано в течение трех дней (п. 11) и заявителю дан письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов (п. 15 г.).

Прошу судебным решением обязать ФСБ РФ рассмотреть мое заявление от 25 января 2013 г. и дать на него письменный ответ по существу.
 

Брагинский В.М.

Приложения:

  1. Заявление в ФСБ РФ от 4 октября 2011 г.
  2. Заявление в Управление собственной безопасности ФСБ РФ от 25 января 2013 г.
  3. Скрин веб страницы почтового ящика braginsky@live.ru «Отправленные».
  4. Копия искового заявления для ответчика.

 

------------------------------

В Управление собственной безопасности
Федеральной службы безопасности Российской Федерации
Москва, 107031
ул. Большая Лубянка, дом 1/3

Королев, 7 марта 2013 г. 
 

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я болен диабетом второго типа. Мне всегда было известно, что болезнь протекает в мягкой форме. С повышенным уровнем глюкозы крови я боролся диетой и приемом таблеток. Каких-либо повреждений каких-либо систем организма или органов из-за диабета никогда ранее у меня не диагностировалось.

Поэтому совершенной неожиданностью для меня стала формулировка «Тяжелое течение диабета», которую я обнаружил в выписке из истории болезни, полученной мною в королевской городской больнице № 1 (Приложение)

Я находился в этой больнице в течение 7 дней, и не по поводу диабета. Никогда ранее в этой больнице я не был. Ни невропатолог, ни нефролог, ни окулист, ни даже эндокринолог меня не только не обследовали, даже со мной не беседовали.

Совершенно очевидно, что определение «тяжелое течение диабета» включено в выписку по чьей-то просьбе или требованию, в целях, которые установить может только расследование.

07.02.12 я покинул больницу в связи с нормальным самочувствием. Однако, мое самочувствие совершенно не соответствовало тому диагнозу, который содержался в выписке из истории болезни.

Единственное, кто может быть заинтересован в нахождении у меня тяжело протекающих, желательно смертельных заболеваний, это BND, перед которой, очевидно, поставлена задача воспрепятствовать изданию мною книги о преступном устройстве еврейской иммиграции в Германию.
 

Владимир Брагинский

Приложение:
Выписка из истории болезни

-----------------------------
 

В Управление собственной безопасности ФСБ РФ
Москва, 107031, ул. Большая Лубянка, дом 1/3

usb@fsb.ru

Брагинского В.М.
141077, Московская обл. г. Королев, 
пр-т Королева д. 18/6 кв. 144.
Сайт: www.braginsky.com
E-Mail: braginsky@live.ru

Тел./Факс: (498) 646 22 49; Моб. тел.: (926) 199 23 55

26 января 2014, Москва

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я отдаю полный отчет в том, что вы можете проигнорировать это заявление, как и все предыдущие. Более того, я допускаю, что это заявление вы даже можете попытаться использовать как свидетельство психического расстройства у меня и, несмотря на это считаю правильным вам его отправить, а копию поместить на сайте www.braginsky.com.

BND продолжает преследовать нас с сыном. Преследование ведется, прежде всего, путем применения психотропных препаратов (возможно других спецсредств, например электромагнитных облучений). Результат этих воздействий: потеря работоспособности, потеря кратковременной памяти, сон по 12-15 часов в сутки. Точно также как в Германии нам в России не дают получать доходы, сыну не дают учиться в школе.

Мотивы преследования – наша с сыном книга о преступном устройстве еврейской иммиграции в Германию, в которой показана невозможность проживания евреев в Германию после Холокоста, описаны преступное завлечение моей семьи в Германию, преступное воспрепятствование выезду из Голландии в Россию, преступная депортация из Голландии в Германию, преступное задержание в Германии, преступное изгнание сына из гимназии, преступное помещение сына в психиатрическую больницу, преступное лишение нас с сыном квартиры в Москве.

В России BND преступными методами зомбирования и подкупа переносит вину Германии за то ужасное положение, в котором мы находимся с сыном на наших родственников. Только на недополученные пенсии (мне по возрасту, сыну по смерти матери) мы могли купить комнату в Москве. Для этого нашим родственникам было достаточно всего лишь зарегистрировать нас. Только одной регистрации достаточно было для получения моим отцом квартиры, как ветераном войны.

Во всем мире даже чужие люди помогают оказавшимся в беде детям. Только рак крови у сына – огромная беда. Для моих родственников не секрет, что рак относится к числу смертельных заболеваний и, несмотря на это они буквально сживают больного лейкемией ребенка (своего внука, племянника и двоюродного брата) со света, ведут себя как сбежавшие из психбольницы садисты. Никакой причины для отказа зарегистрировать нас в какой-нибудь из принадлежащих им квартир, они назвать не могут. В этом мире ничто не происходит без причин. Никакой другой причины, кроме того, что родственниками управляет BND, назвать невозможно.

Те же самые цели, что сейчас в России ранее преследовались BND в Германии. В кельнской прокуратуре находится множество моих заявлений о преступном применении психотропных препаратов, велось финансовое преследование, сыну также как в России не давали учиться в школе.

Перед выездом из Германии судья административного суда Кельна Порр и психиатр Клаус предупреждали меня о том, что Валентин учиться в России не будет. Я это воспринимал как угрозу того, что BND в состоянии организовать изгнание Валентина из школы не только в Германии, но и в России. Оказалось, что меня предупреждали о том, что, если мы уедем из Германии, то сыну просто не дадут пойти в школу в Москве. Сегодня понятен и метод достижения этой цели, а также цели оставить нас без денег. Выяснилось, что достичь и того и другого можно всего лишь отказом родственников нас зарегистрировать.

В соответствии с законодательством, определяющим ваши  функции («Федеральный закон о федеральной службе безопасности» в ред. от 30.06.2003 N 86-ФЗ), а также на основании того, что косвенные, в том числе логические доказательства, это полноценные доказательства, вы обязаны защитить нас с сыном.

 

Владимир Брагинский

--------------------------

КАНДИДАТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК
БРАГИНСКИЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
  www.braginsky.com     www.sr-partija.ru     e-mail: braginsky@live.ru
  115211, г. Москва, ул. Борисовские пруды, дом. 10, кор. 6, кв. 264;  тел.: + 7 (926) 199 23 55         

Мещанский районный суд г. Москвы
129090, г. Москва, ул. Каланчевская, д. 43

Истец: 
Брагинский Владимир Михайлович
115211, г. Москва, ул. Борисовские пруды, дом. 10, кор. 6, кв. 264

Ответчик:
Федеральная служба безопасности Российской Федерации
Москва, 107031, ул. Большая Лубянка, дом 1/3

17 августа 2014, Москва  (Первое заявление от 2 апреля 2014)                 М-5858/14

УТОЧНЕННОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
О ПРЕСЕЧЕНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕМЕЦКИХ СПЕЦСЛУЖБ ОРГАНАМИ ФСБ РФ

Нас с сыном преследуют спецслужбы ФРГ. Преследуют с целью не допустить издания книги о преступном устройстве еврейской иммиграции, воспрепятствовать привлечению Германии к ответственности за преступное: завлечение моей семьи в эту страну, задержание нас с сыном в Германии, лишение нас квартиры в Москве, помещение сына в психиатрическую больницу в Кельне и т.д. (Приложение 6). Преследование ведется в различных формах, в том числе, путем руководства поведением наших родственников.

Преследование, прежде всего, проявляется, в отказе родственников зарегистрировать нас с сыном после возвращения из Германии на ПМЖ в Россию в одной из принадлежащих им квартир. Этим, прежде всего, достигается цель «финансового удушения». Методом «финансового удушения» нас с сыном на протяжении многих лет преследовали в Германии. «Финансовое удушение» - это стандартный метод преследования в западных странах инакомыслящих, вообще любых неугодных, включая государства. Пример, санкции против России по поводу возвращения Крыма в состав России. Только эти санкции объявляются открыто, а спецслужбы не объявляют о своей работе на территории других стран.

Регистрация – это административный акт, позволяющий государственными органами вести учет граждан, высылать им повестки в суды, военкоматы и проч. В современной России регистрация не порождает никаких прав на жилую площадь. Технически для проведения регистрации требуется час времени. После регистрации нас с сыном по адресу одной из квартир родственников, у них самих «регистрации бы не убыло», но наша жизнь радикально бы изменилась. Однако родственники категорически отказываются нас зарегистрировать.

Они уверены, что после регистрации мы с сыном приобретем право собственности на часть квартиры, в которой будем зарегистрированы (Приложение 13). Столь «катастрофические» последствия регистрации, они считают, дают им право игнорировать действительно тяжелейшие последствия отсутствия регистрации у нас с сыном. Возможно всего три объяснения отказа нас с сыном зарегистрировать: первое – родственники страдают психическими заболеваниями, второе – они «зомбированы», третье – они подкуплены.

Никто из моих родственников, ни отец, ни сестра, ни племянница не состоят на учете в психиатрических диспансерах, естественное возникновение одинаковой бредовой идеи сразу у трех человек крайне маловероятно, поэтому если психическое заболевание исключить, то остаются «зомбирование» и подкуп. Мои родственники простые люди, они никогда не занимались политикой, не владеют секретами или компрометирующей информацией, никаким своим поведением они не могут заинтересовать спецслужбы иностранных государств, кроме немецких.  

Если бы родственники нас зарегистрировали, то мы бы приобрели множество прав: на регистрацию правозащитной организации, защищающей права евреев в Германии, издательства или средства массовой информации этого профиля, коммерческой организации. Сегодня всему этому препятствует уже только один наш статус людей «Без определенного места жительства». Отказав нам с сыном в регистрации, родственники, тем самым, взяли на себя вину Германии в том, что мы бездомные, находимся в тяжелейшем финансовом положении, не можем воспользоваться множеством гражданских прав. Уже только один перенос вины с Германии на родственников в  том, что мы бездомные достаточный мотив, объясняющий вмешательство BND в жизнь моих родственников. А, если учесть все те препятствия к изданию книги о преступном устройстве еврейской иммиграции, которые достигаются отказом в регистрации, то сомневаться во вмешательстве BND в жизнь моих родственников – все равно, что сомневаться в очевидном.

Превращением нас с сыном в бомжей и задержанием в Германии была достигнута цель лишения нас с сыном московской квартиры. Превратив нас с помощью родственников в бомжей в Москве, BND вновь достигает своих целей. Один из способов и целей преследования – не давать сыну учиться. Для этого в Кельне его изгнали из гимназии, а в Москве, отказом в регистрации, вообще не дали пойти в школу. В Кельне жена была уверена в том, что только получение немецкого гражданства позволит ей избежать депортации в Россию. Только после получения немецкого паспорта она перестала опасаться того, что ее выселят из Германии, а дети там останутся. В смысле «безумия» и «зомбирования» это ничем не отличается от уверенности родственников в утрате части квартиры, если они нас с сыном в ней зарегистрируют. Известно, что криминалисты ищут преступников «по почерку». Этот же прием в исследовании обстоятельств дела может использовать и суд, рассматривая это дело.

Уже более четырех лет родственники оплачивают аренду квартир, в которых мы живем с сыном, оплачивают, несмотря на то, что мы могли бы это делать самостоятельно из собственных пенсий. Регистрация в одной из квартир родственников позволила бы нам с сыном получать две пенсии, мне по старости, сыну по смерти матери, с учетом льгот в размере порядка 30 тыс. рублей ежемесячно. В рамках здравого смысла не существует ответа на вопрос, зачем родственники тратят собственные деньги в суммах сопоставимых с их доходами, если могут этого не делать?

Ответом на этот вопрос может быть только то, что они «зомбированы» и/или получают за отказ нас зарегистрировать значительно больше, чем тратят на аренду квартир. Руководство поведением родственником методом подкупа также преступно, как и «зомбирование». В любом случае – это вмешательство спецслужб иностранного государства, воспрепятствовать которому обязана ФСБ РФ.

Ничем другим кроме подкупа отца в форме выполнения ему бесплатной операции шунтирования сосудов сердца нельзя объяснить въезд моего отца в Германию в 2001 г., так как прием старших офицеров (отец полковник) прямо запрещен законом о перемещенных лицах (Приложение 3). Подкуп в форме операции, а также внушения, которым он подвергался в течении года нахождения в Германии позволили BND вывести отца из числа лиц способных протестовать против преступной депортации нас с сыном из Голландии в Германию и задержанию в Германию, что привело к утрате нами квартиры в Москве.

Вместе с отказом нам с сыном в регистрации радикально изменились условия жизни семьи сестры. Сама она всю жизнь получала небольшие зарплаты, точно так же, как ее муж, рабочий по профессии, большой любитель пива и футбола, искренний ненавистник бизнеса и предпринимательства. После отказа нам с сыном в регистрации, он успешный предприниматель. Чудо выхода семьи сестры из очень бедного существования имеет одно объяснение – получение денег через посредников от BND за отказ нам с сыном в регистрации.

За годы проживания в России после возвращения из Германии родственники истратили на нас сумму достаточную для приобретения квартиры в Подмосковье или комнаты в Москве (Приложение 14). В случае регистрации нас с сыном в квартире, в которой живет отец, у него возникло бы право на получение квартиры как ветераном Великой Отечественной Войны, которой он мог распорядиться после ее приватизации как угодно (Приложение 1). В юридическом заключении описаны условия, существовавшие в течение двух лет после возвращения в Россию). Однако, он категорически отказался написать заявление на получение квартиры. В этом его поддержали все родственники. И это притом, что полученную квартиру он мог завещать им. Меня в этом деле, прежде всего, интересует регистрация.

Отказ подать заявление на квартиру – еще одно косвенное доказательство вмешательства BND в принятие отцом решений, так как подача заявления на квартиру ничего не стоит и ничем ему не грозит, даже затратами времени, так как я готов все заботы по этому делу взять на себя.

Вся история нашей жизни в Германии и происходящее сегодня в России говорят о том, что BND надеется после моей смерти вернуть сына в Германию, так как он соавтор книги, жертва и свидетель всех тех преступлений, которые названы в начале иска. Вернуть в Германию человека, не имеющего постоянного места жительства в России значительно проще, чем того, у кого оно есть.

В Германии сына, как и всех евреев, считающих невозможным проживание в Германии после Холокоста, ждет одна участь – психиатрическая больница (Приложение 4). Держать жертву государственного преступления в психиатрической больнице это не менее надежная гарантия того, что он не будет свидетельствовать, чем убийство свидетеля. Отказ отца получить квартиру, как ветераном войны объясняется, прежде всего, тем, что эту квартиру или часть ее он мог бы завещать внуку и тем самым крайне затруднить немецким спецслужбам возвращение сына в Германию.

Я затратил много усилий на то, чтобы сформировать у родственников понимание того, что они «зомбированы», пытался донести до них известные сегодня даже школьникам сведения о методах манипуляции сознанием, объяснить им, что ими управляют, что сегодня спецслужбы в состоянии внушать идеи, желания, настроения, отношения, однако, они не понимают того, что их в своих целях использует BND.

В этом мире ничто не происходит без причин. Кроме вмешательства BND, не существует никакой другой причины, почему отец и родственники против того, чтобы отец подал заявление на получение квартиры, как ветеран Великой Отечественной Войны. Кроме вмешательства BND, не существует никакого другой причины, почему родственники вместо того, чтобы нас зарегистрировать, ежемесячно, расстаются с суммой сегодня в 20 тыс. рублей (ранее более 30 тыс. рублей) собственных денег. Всего ими истрачена на нас сумма около 2 млн. рублей. При этом открытым остается вопрос, где они эти деньги берут?

Моим родственникам известно, что мать сына умерла, что он болен лейкемией, что лейкемия относится к числу смертельных заболеваний, что отказ нас зарегистрировать не позволил сыну окончить школу, так как вынудил пойти на работу. По приезду в Россию мы с сыном вдвоем жили на сумму 12 тыс. рублей в месяц, получаемых у родственников, в то время как две пенсии, в случае регистрации давали нам более чем вдвое большую сумму и позволяли ребенку пойти в школу. Кроме вмешательства BND, не существует никакого другого объяснения, почему и для чего мои родственники мучают моего сына на протяжении уже более четырех лет. Они ведут себя как сбежавшие из психбольницы садисты.

Я пытался донести до родственников, что за такое поведение убивают даже психически больных, не просто убивают, а убивают с особой жестокостью и этим может воспользоваться BND. Я пытался донести до них, что их жизни в опасности, потому, что, если кого-то из них завтра убьют, то я окажусь в тюрьме или психиатрической больнице, хотя к этому убийству не буду иметь ни малейшего отношения. Таким убийством спецслужбы могут в полной мере достичь сразу всех поставленных перед ними целей. Однако родственники не понимают, что их жизни реально в опасности. В Германии я предупреждал жену об опасности сотрудничества с BND, однако она моим предупреждениям не вняла, и внезапно умерла от «рака» через три дня после того, как обратилась к адвокату с просьбой защитить меня от преследований.

Я убежден, что мои родственники не испытывают опасений за свои жизни не только из-за внушений, но и потому, что находятся под действием психотропных препаратов, блокирующих страх. Ходатайствую о проведении в рамках судебного разбирательства психиатрической экспертизы действий отца, сестры и племянницы, связанных с регистрацией и выплатой нам с сыном пенсий вместо государства из собственных пенсий, отрицательное заключение которой по вопросу «являются ли они психически больными людьми» должно рассматриваться судом, как свидетельство вмешательства BND в жизнь моих родственников. Ходатайствую также о включении в психиатрическую экспертизу теста на наличие в организмах родственников психотропных препаратов.

Ходатайствую также о проведении экспертизы возможности причинения ущерба престижу Германии изданием книги о преступном устройстве еврейской иммиграции, упоминаемой в исковом заявлении (Приложения 7, 8, 6).

Я неоднократно обращался в ФСБ РФ, с просьбой защитить нас с сыном от преследования немецких спецслужб, однако мы до сих не получили защиты. На последнее свое обращение получил сообщение (Приложение 5), что оно переправлено из одного подразделения ФСБ в другое. Это действие не является ответом по существу на мое заявление, чего требуют от ФСБ РФ Закон о федеральной службе безопасности и Инструкция о порядке рассмотрения заявлений граждан.

Издание книги о преступном устройстве еврейской иммиграции (завлечение немецкими посольствами и консульствами евреев в Германию, задержание и преследование евреев в стране при помощи спецслужб и карательной психиатрии, сокрытие СМИ невозможности проживания евреев в Германии, уровня антисемитизма и нацизма), а также возможное наше с сыном обращение в международные суды с целью возмещения Германией вреда причиненного нашей семье в этой стране может крайне негативно повлиять на имидж Германии в глазах мирового общественного мнения. Очевидно, что задача не допустить это может быть поручена только BND. Как показала жизнь, одного только отказа родственников нам с сыном в регистрации достаточно для достижения всех целей BND.

Федеральная Служба Безопасности РФ в соответствии со статьей 9 федерального закона «О федеральной службе безопасности» от 27.07.2006 N 153-ФЗ обязана выявлять, предупреждать, пресекать деятельность специальных служб и организаций иностранных государств.

Прошу судебным решением обязать ФСБ РФ пресечь деятельность спецслужб Германии в отношении моих родственников.

Брагинский В.М.

Приложения:

  1. Юридическое заключение о возможности получения отцом квартиры, как ветераном Великой Отечественной Войны на 5 листах.
  2. Обращения в ФСБ РФ от 22.09.2010, от 25.01.2011, от 04.10.2011, от 25.01.2013. на 8 листах.
  3. Выписка из условий приема на ПМЖ в ФРГ на сайте посольства Германии в России.
  4. Заявление в суд об установлении юридического факта принудительного помещения в психиатрический стационар в Германии психически здорового ребенка, гражданина России.
  5. Ответ ФСБ РФ от 07.02.2014
  6. Диск DVD с сайтом «Иммиграция евреев в Германию. Манипуляция сознанием и этический аспект» (www.braginsky.com)
  1. «Интеграционный прогноз». Фрагмент книги Владимира и Давида Брагинских «Организация еврейской иммиграции в Германию - преступление».
  2. Заявления в Бабушкинский районный суд г. Москвы об установлении юридических фактов завлечения в Германию, задержания в Голландии, утраты квартиры по вине кельнских муниципальных властей. Фрагмент книги Владимира и Давида Брагинских «Организация еврейской иммиграции в Германию - преступление».
  3. Письмо в немецкое посольство с требованием приобрести нам с сыном квартиру равноценную утраченной по вине посольства от 16.05.2014.
  4. Определение судьи Городилова А.Д. по делу от 14 апреля 2014.
  5. Ответ на определение от 20.05.2014.
  6. Иск в Нагатинский районный суд Москвы о продолжении обеспечения инсулином.
  7. Спор, в котором отражены представления М. А. Брагинского о последствиях регистрации и заключение юриста о них. На 2-х листах.
  8. Сообщение «РБК недвижимость» о стоимости квартиры в Подмосковье.
  9. Письмо отцу от 26.06.2014.
  10. Копия уточненного искового заявления.
Квитанция об оплате госпошлины выслана в суд 20.05.2014 как приложение № 2 к ответу на определение судьи Городилова А.Д. от 14.04.2014.

Иск с приложениями в формате PDF

КАНДИДАТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК
БРАГИНСКИЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
www.braginsky.com    www.sr-partija.ru   e-mail: braginsky@live.ru
  141077, г. Королев, М.О. Пр-т. Королева д. 18/6 кв. 144;  tel.: + 7 (926) 199 23 55           


Мещанский районный суд г. Москвы

129090, г. Москва, ул. Каланчевская, д. 43

Копии:
В Генпрокуратуру РФ

В Российскую Газету

Королев,  20.05.2014

Уважаемый суд,

19 мая 2014 г. мною было получено определение судьи Мещанского районного суда г. Москвы Городилова А.Д. от 14 апреля 2014 г. (Приложение 1). Определение крайне странное. В нем идет речь о какой-то «спецслужбе», хотя предмет иска называется в нем совершенно конкретно –  обязать судебным решением  ФСБ РФ пресечь деятельность спецслужб Германии (BND). Такого слова как «Германия» определение вообще не содержит. И это притом, что суть иска в том, что немецкие спецслужбы препятствуют изданию книги о невозможности проживания евреев в Германии и преступном устройстве еврейском иммиграции.

Уже первое предложение иска заканчивается не точкой, а запятой, что создает впечатление того, что пропала часть текста. Далее судья пишет: «…суд полагает оставить указанное исковое заявление без движения по следующим основаниям:». Эта грамматическая конструкция предполагает перечисление оснований, по которым данный иск не подлежит рассмотрению. Однако, далее судья такого перечня причин не дает,  а приводит перечень причин, по которым вообще иски не подлежат рассмотрению. Этим создается контекст, что истец не указал в исковом заявлении даже названия суда, истца и ответчика. Все эти данные, конечно же, в иске есть.

Вероятность  того, что все эти несуразицы, суть случайные ошибки, крайне низка, значительно более вероятно, что преследуется цель по политическим мотивам закрыть дело, главными фигурантами которого являются спецслужбы Германии и ФСБ РФ.

Прошу передать дело другому судье.

 

Брагинский В.М.

Приложения:

  1. Определение судьи Городилова А.Д. от 14 апреля 2014.

  2. Квитанция об оплате госпошлины. (Приложение 8 к иску).

  3. Вторая копия искового заявления.
     

КАНДИДАТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК
БРАГИНСКИЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
  www.braginsky.com     www.sr-partija.ru    e-mail: braginsky@live.ru
  141077, г. Королев, М.О. Пр-т. Королева д. 18/6 кв. 144;;  tel.: + 7 (926) 199 23 55
           

Генеральная прокуратура Российской Федерации
125993, ГСП-3, г. Москва
Ул. Б. Дмитровка, 15а

Королев,  20.05.2014

Уважаемый господин Генеральный прокурор Российской Федерации,

мы с сыном Давидом Брагинским написали книгу о невозможности проживания евреев в Германии и преступном устройстве еврейской иммиграции. Спецслужбы Германии препятствуют изданию книги.

Я обратился в Мещанский районный суд г. Москвы с требованием обязать судебным решением ФСБ РФ пресечь деятельность BND.

Прошу взять рассмотрение иска под контроль. Необходимость этого следует из содержания определения по иску судьи Мещанского районного суда г. Москвы Городилова А.Д.  Иск, определение судьи и ответ на него находятся на сайте «Иммиграция евреев в Германию: Манипуляция сознанием и этический аспект» на странице «ФСБ» (www.braginsky.com).

Брагинский В.М.
 

НЕТ АДРЕСА - НЕТ ИСТЦА, НЕТ ИСКА

КАНДИДАТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК
БРАГИНСКИЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ
--------------------------------------------------------------------------------------------------------  
www.sr-partija.ru   www.braginsky.com   e-mail: braginsky@live.ru
  tel.: + 7 (926) 199 23 55    

В Администрацию президента РФ
Копия: В Генеральную прокуратуру РФ

ЖАЛОБА НА НЕЗАКОННЫЕ ДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ: СВЯЗАНО С ДЕЛОМ О ПРЕСЕЧЕНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕМЕЦКИХ СПЕЦСЛУЖБ ОРГАНАМИ ФСБ РФ

Мы с сыном с декабря 2009 г. проживали в квартире по адресу Королев, пр. Королева, д. 18/6, кв. 144 на основании договора аренды (Приложение 1).

31 мая 2014 г. хозяйка квартиры потребовала от нас с сыном покинуть квартиру, угрожая в противном случае "выбросить наши вещи из квартиры" с помощью каких-то бандитов. Я обратился в полицию (Королев, пр. Королева 6Д).

В моем присутствии майор полиции Ерошенко О.А. (служебное удостоверение МОО  № 021576 ) изучил договор аренды квартиры и разъяснил хозяйке квартиры законный путь выселения - через судебное решение. Я ей обещал покинуть квартиру, еще до того, как суд примет такое решение.

На следующий день в квартиру ворвалась толпа людей. Их было человек десять. Я вызвал полицию. Не дожидаясь прихода полиции эти люди стали выносить мои вещи и архивы с документами из квартиры.

Пришел капитан полиции. Предъявить удостоверение личности отказался. Переговорив с хозяйкой квартиры он предложил тем людям, которых привела с собой хозяйка продолжить вынос вещей и документов. Я его спросил: "Не опасается ли он понести наказание за свои действия?" Он ответил "Нет". Не думаю, что его подкупила хозяйка квартиры, вероятнее всего этот человек в форме капитана полиции сотрудник ФСБ РФ.

Это мнение базируется на иске против ФСБ РФ, который я направил в Мещанский районный суд г, Москвы (Приложение 2) и на определении  по иску судьи Городилова А.Д. (Приложение 3). Ответ на определение суда (Приложение 4).

Мне и моей работе причинен большой ущерб. Все документы и часть носителей информации перепутаны. На восстановление индексов могут потребоваться месяцы. У меня нет никакой уверенности в том, что какая-то часть документов и носителей информации не была изъята. Пропал конверт в котором находились 10 тыс. рублей, однако я думаю, что это не кража с целью наживы, что конверт был изъят в целях маскировки истинной цели акции - помешать рассмотрению Мещанским районным судом г. Москвы иска, ответчиком по которому является ФСБ РФ.

Не исключено, что заказчиком этой акции было посольство Германии в России, по вине которого у нас с сыном не стало квартиры (Приложение 5).

Брагинский В.М.

Приложения на 11 листах.

Прим. Файл "приложения на 11 листах" изменен. В приложение № 1 (Договор аренды) исчезли адрес квартиры, ее площадь, сведения о посреднике сделки. Исчез сам оригинал договора. Сделать это могут только спецслужбы немецкие или российские. Цели могут преследоваться самые разные: препятствовать расследованию того, что квартира была "от спецслужб", сделать невозможным обращение в суд с иском о незаконном выселении, не исключено даже, что в ФСБ и BND все еще не расстались с идеей навесить на меня диагноз по линии психиатрии.

-----------------

23 октября 2014 Мещанский районный суд Москвы отказал в удовлетворении иска (стр.1, стр.2). Ниже апелляционная жалоба в Мосгорсуд.

КАНДИДАТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК
БРАГИНСКИЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
  www.sr-partija.ru     www.braginsky.com     e-mail: braginsky@live.ru
  115211, г. Москва, ул. Борисовские пруды, дом. 10, кор. 6, кв. 264;  тел.: + 7 (926) 199 23 55  

Московский городской суд
107076, г. Москва, ул. Богородский вал, д. 8

Копия: в Генеральную прокуратуру РФ
125993, ГСП-3, г. Москва, ул. Б. Дмитровка, 15а

Истец: 
Брагинский Владимир Михайлович
115211, г. Москва, ул. Борисовские пруды, дом. 10, кор. 6, кв. 264

Ответчик:
Федеральная служба безопасности Российской Федерации
Москва, 107031, ул. Большая Лубянка, дом 1/3

23 декабря 2014, Москва                                      М-5858/14, 2-14846/14*

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА
на решение федерального судьи Городилова А.Д
Мещанского районного суда г. Москвы № 2-14846/14
от 23 октября 2014 г

Судья Городилова А.Д. своим решением отказал в удовлетворении иска к ФСБ РФ о пресечении деятельности немецких спецслужб органами ФСБ РФ.  Решение не обосновано, о чем свидетельствует следующее:

Мною, вместе с исковым заявлением переданы в суд доказательства преследования нас с сыном немецкими спецслужбами.  В России, как и ранее в Германии, оно ведется, прежде всего, методом подкупа и/или «зомбирования» наших родственников.

Свидетельством подкупа отца, прежде всего, является его въезд  (вопреки прямому запрету немецкого законодательства) в Германию в 2001 году, где ему была бесплатно сделана операция шунтирования сосудов сердца (Приложение к иску 3). Этим отец еще в Германии был выведен из числа людей способных протестовать против преследования нас с сыном BND.

Мною, в суд также передано письменное свидетельство «зомбирования» и/или подкупа отца, проявляющееся в уверенности в том, что регистрация нас с сыном в одной из принадлежащих родственникам квартир будет иметь для них крайне тяжелые последствия в форме утраты права собственности на части этих квартир (Приложение к иску 13).

Доказательством «зомбирования» и/или подкупа отца является также категорический его отказ написать заявление на получение квартиры в Москве как ветераном войны. В случае прописки нас с сыном в квартире, в которой он живет, у него появилось бы это право. Все родственники, отнюдь не миллионеры, также против того, чтобы отец написал заявление на получение квартиры как ветеран, несмотря на то, что после ее приватизации он мог бы завещать им эту квартиру (Приложения к иску 1, 14).

Доказательством «зомбирования» и/или подкупа родственников является также выплата нам с сыном по приезду в Москву на жизнь ежемесячно из своих зарплат и пенсий 12 тыс. рублей, в то время как прописка нас с сыном в одной и принадлежащих им квартир, позволяла нам получить от государства, ежемесячно, в виде пенсий (мне по старости, сыну по смерть матери), вдвое большую сумму.

Всего родственники за четыре с половиной года нашего пребывания в России истратили на нас сумму достаточную для приобретения квартиры в Подмосковье или комнаты в Москве. Только этот факт, вместе с фактом отсутствия у нас сыном жилища и наличия статуса людей без определенного места жительства, достаточное доказательство управления BND поведением наших родственников? В рамках здравого смысла эти факты свидетельствуют о «зомбировании» родственников и/или о том, что они за отказ нас зарегистрировать получили больше, чем истратили на аренду квартир.

Доказательства того, что у немецких спецслужб есть мотивы для «зомбирования» и/или подкупа наших  родственников тоже переданы в суд (Приложения к иску 4, 7, 8, 9). Кроме того доказательства мотивов содержатся в нашей с сыном книге  о преступном устройстве еврейской иммиграции в Германию.

В ней подробно и документально описано преступное: завлечение нашей семьи в Германию, задержание нас в Голландии и Германии, препятствия выезду в Россию, помещения сына в детские дома и представление пребывания в них, как добровольное, преследования в экономической форме, изгнание сына из гимназии, закрытие его канала «Евреи не могут жить в Германии» на YouTube, помещение сына в психиатрический стационар (Приложение к иску 6).

Мы с сыном жертвы и свидетели преступлений немецких и голландских властей. Иск, с которым я обратился в суд, это иск по политическому делу,  затрагивающему престиж двух иностранных государств, считающихся в мире образцовыми демократическими странами.

Поселение евреев в Германии – это одна из центральных задач, как внутренней, так и внешней политики ФРГ последних десятилетий. От успешности поселения евреев в Германии зависит престиж страны на международной арене. Вывод о том, действительно ли Германия покончила с нацизмом, делается мировым сообществом, прежде всего, по тому, возможно ли проживание евреев в Германии.

Задача не допустить распространения информации о невозможности возрождения еврейской жизни в Германии и о том, насколько преступными методами пытаются поселить евреев в стране, может быть поручена только спецслужбам. Решение российского суда обязывающего ФСБ РФ пресечь деятельность BND против нас с сыном было бы сильнейшим ударом по престижу Германии.

Ден Хааг, в котором нас с сыном незаконно удерживали несколько месяцев, из которого нас незаконно депортировали в Аахен, что привело к утрате нами с сыном квартиры в Москве,  считается одной из «столиц мирового правосудия», там расположены Международный суд ООН, Международный уголовный суд, Международный арбитражный суд.  Распространение информации о том, как на самом деле выглядит голландское правосудие, в форме решения Московского мещанского районного суда Москвы в нашу с сыном пользу было бы сильнейшим ударом по престижу Нидерландов.

В этом мире ничто не происходит без причин, в том числе не действуют без причин и спецслужбы иностранных государств. Вопрос мотивов, - это центральный вопрос этого дела. Установить были ли у немецких спецслужб мотивы для действий, в которых они обвиняются в иске, суд был обязан. Без разрешения вопроса наличия у спецслужб причин для зомбирования и/или подкупа наших родственников дело рассмотреть невозможно. Однако из протокола заседания суда и решения суда по делу видно, что вопрос мотивов суд не затрагивал. 

Гражданский процессуальный кодекс РФ в статье 67. «Оценка доказательств» требует от судов в п. 3 «оценивать относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности». В п. 4 этой статьи записано «Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими». Этого обязательства перед законом суд также не исполнил.

Объяснений родственников об известных им обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, суд не затребовал, хотя 68 статья ГПК РФ «Объяснения сторон и третьих лиц» это предусматривает. Когда и что именно проверялось ФСБ по моим обращениям, суд не выяснил и удовлетворился заявлением представителя ответчика, что такие проверки проводились и тем, что ФСБ не обязана о них информировать. Каких-либо ответов, которые якобы мне высылались по результатам моих обращений в ФСБ представитель ответчика суду не предъявил.

В протоколе заседания суда представитель ответчика Кравченко А.Е. (доверенность подписана Директором ФСБ РФ) представлен как человек умственно ограниченный или даже психически больной, которому якобы не известно,  что все очевидные права человека, такие как, «право смотреть по сторонам»,  «право дышать»,  «право не дышать воздухом, отравленным иностранными спецслужбами» и тому подобные права, специально законодательно не защищаются.

Все вышеперечисленное, на основании статьи 67, пункты 3 и 4,  статьи 68, пункт 1 Гражданского процессуального кодекса РФ позволяет квалифицировать решение суда, как необоснованное, а на основании статьи 305 Уголовного Кодекса РФ «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» как преступление против правосудия.

Прошу: 

  1. Отменить решение Мещанского районного суда г. Москвы по гражданскому делу, иску Брагинского Владимира Михайловича к ФСБ РФ о пресечении деятельности немецких спецслужб органами ФСБ РФ.
  2. Принять новое решение по делу, которым обязать ФСБ РФ пресечь преследование немецкими спецслужбами нас с сыном и наших родственников.

Брагинский В.М


31 июля 2015 г. отец умер.

В конце жизни папа осознал, что столько лет отказывался от получения квартиры потому, что был зомбирован немецкими спецслужбами еще в Германии. Внушения, которые он получал в России, это, уже, вероятнее всего, работа ФСБ. На выход  папы из зомбированного состояния сильно повлияла выписка из автореферата кандидитской диссертации о криминальном гипнозе, которую я ему выслал, но главное "Иск в Мещанский суд Москвы к ФСБ с требованием пресечь деятельность BND".


 

ИНСТРУКЦИЯ О ПОРЯДКЕ РАССМОТРЕНИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ ГРАЖДАН В ОРГАНАХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ
22.01.2007

 ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПРИКАЗ
от 22 января 2007 г. № 21 

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ О ПОРЯДКЕ РАССМОТРЕНИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ ГРАЖДАН В ОРГАНАХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ


 

В целях реализации в органах федеральной службы безопасности требований Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации"1 приказываю:

1. Утвердить Инструкцию об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности (прилагается).

2. Признать утратившими силу приказы ФСБ России от 4 декабря 2000 г. N 613 "Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности" (зарегистрирован Минюстом России 9 января 2000 г., регистрационный N 2521)2 и от 14 августа 2001 г. N 432 "О внесении изменений в Инструкцию о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности" (зарегистрирован Минюстом России 23 августа 2001 г., регистрационный N 2890)3.

Директор Н. Патрушев
 


1 Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, N 19, ст. 2060.
2 "Российская газета" от 3 февраля 2001 г., N 24.
3 "Российская газета" от 5 сентября 2001 г., N 172.
 


Приложение

ИНСТРУКЦИЯ О ПОРЯДКЕ РАССМОТРЕНИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ ГРАЖДАН В ОРГАНАХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ

Утверждено
Приказом Директора Федеральной Службы Безопасности
от 22 января 2007 г. № 21

СОДЕРЖАНИЕ

I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
II. ПОРЯДОК ПРИЕМА, РЕГИСТРАЦИИ И РАССМОТРЕНИЯ ПИСЬМЕННЫХ ОБРАЩЕНИЙ 
III. ОРГАНИЗАЦИЯ ПРИЕМА ГРАЖДАН

IV. СОСТОЯНИЯ РАБОТЫ С ОБРАЩЕНИЯМИ И КОНТРОЛЬ ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ПОРУЧЕНИЙ ПО НИМ. АНАЛИЗ И ОБОБЩЕНИЕ СОДЕРЖАЩЕЙСЯ В ОБРАЩЕНИЯХ ИНФОРМАЦИИ
 


I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

1. Настоящая Инструкция определяет единый порядок приема, регистрации, рассмотрения письменных и устных обращений граждан Российской Федерации (далее - обращения, если не оговорено иное), проверки состояния работы с обращениями, контроля за их рассмотрением, анализа и обобщения содержащейся в обращениях информации, а также организацию приема граждан в органах федеральной службы безопасности1.

Положения настоящей Инструкции распространяются на все обращения, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" (далее - Закон).

Предложения, заявления и жалобы военнослужащих рассматриваются в соответствии с Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 г. N 21402 (далее - Устав).

2. Рассмотрение обращений является должностной обязанностью руководителей (начальников) органов безопасности (далее - начальники) или по их письменному поручению - других должностных лиц в пределах компетенции. Начальники несут личную ответственность за правильную организацию работы по рассмотрению обращений и по приему граждан в органах безопасности.

3. Письменные обращения, содержащие вопросы, решение которых не входит в компетенцию органа безопасности, направляются в течение семи дней со дня регистрации в соответствующий орган или соответствующему должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, с письменным уведомлением гражданина о переадресации обращения, за исключением случаев, указанных в пункте 6 настоящей Инструкции (часть 3 статьи 8 Закона). Текст уведомления при этом должен содержать ссылку на соответствующую статью Закона. Второй экземпляр уведомления приобщается в дело органа безопасности.

В случае, если решение поставленных в письменном обращении вопросов относится к компетенции нескольких государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц, копия обращения в течение семи дней со дня регистрации направляется в соответствующие государственные органы, органы местного самоуправления или соответствующим должностным лицам (часть 4 статьи 8 Закона). При необходимости копия обращения направляется также в иные органы безопасности.

4. Запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется (часть 6 статьи 8 Закона).

Если в связи с этим запретом направление жалобы в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, невозможно, жалоба возвращается гражданину с разъяснением его права обжаловать соответствующее решение или действие (бездействие) в установленном порядке в суд (часть 7 статьи 8 Закона).

5. В случае, если текст письменного обращения не поддается прочтению, ответ на обращение не дается и оно не подлежит направлению на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, о чем сообщается гражданину, направившему обращение, если его фамилия и почтовый адрес поддаются прочтению (часть 4 статьи 11 Закона). Указанное обращение приобщается в дело органа безопасности.

6. На письменное обращение, не содержащее фамилии гражданина, направившего обращение, и почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ, ответ не дается (часть 1 статьи 11 Закона). Такое обращение решением начальника органа безопасности признается анонимным и приобщается в соответствующее дело или уничтожается в установленном порядке. Если в указанном обращении содержится информация о преступлениях и событиях, угрожающих личной и общественной безопасности, обращение подлежит регистрации и проверке в соответствии с Инструкцией по организации в органах федеральной службы безопасности приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях и иной информации о преступлениях и событиях, угрожающих личной и общественной безопасности, утвержденной приказом ФСБ России от 16 мая 2006 г. N 205 (зарегистрирован Минюстом России 9 октября 2006 г., регистрационный N 8364)3.

7. Обращение, в котором обжалуется судебное решение, возвращается гражданину, направившему обращение, с разъяснением порядка обжалования данного судебного решения (часть 2 статьи 11 Закона).

8. Если в поступившем обращении содержатся нецензурные либо оскорбительные выражения, угрозы жизни, здоровью и имуществу должностного лица органов безопасности, а также членов его семьи, то оно может быть оставлено без ответа по существу поставленных в нем вопросов. В этом случае гражданину, направившему обращение, сообщается о недопустимости злоупотребления правом на обращение (часть 3 статьи 11 Закона). Обращение при этом направляется в соответствующий орган безопасности для принятия необходимых мер.

9. В случае, если в письменном обращении гражданина содержится вопрос, на который ему многократно давались письменные ответы по существу в связи с ранее направленными обращениями, и при этом в обращении не приводятся новые доводы или обстоятельства, начальник органа безопасности вправе принять решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки с гражданином по данному вопросу при условии, что указанное обращение и ранее направляемые обращения направлялись в один и тот же орган безопасности или одному и тому же должностному лицу (часть 5 статьи 11 Закона). О данном решении уведомляется гражданин, направивший обращение, а также, если обращение поступило в ФСБ России, информируется Управление делами ФСБ России.

II. ПОРЯДОК ПРИЕМА, РЕГИСТРАЦИИ И РАССМОТРЕНИЯ ПИСЬМЕННЫХ ОБРАЩЕНИЙ

 

10. В целях своевременного обнаружения и обезвреживания взрывчатых, ядовитых и других опасных вложений, возможно имеющихся в поступивших почтовых отправлениях, проводится их внешний осмотр. В случае обнаружения таких вложений или возникновения подозрения об их наличии всякая дальнейшая работа с почтовыми отправлениями немедленно прекращается и вызывается специалист соответствующего подразделения органа безопасности. Одновременно с вызовом специалиста должны быть приняты меры безопасности с обязательной изоляцией почтового отправления.

При получении письменных обращений, содержащих угрозы совершения террористических актов и других преступлений, принимаются меры для сохранения возможно имеющихся на них следов, которые могут быть использованы при проведении оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий.

11. Все письменные обращения регистрируются в книге предложений, заявлений и жалоб (приложение 1) в течение трех дней с момента поступления в орган безопасности (часть 2 статьи 8 Закона).

Книга предложений, заявлений и жалоб ведется в каждом органе безопасности, а также в территориально обособленных подразделениях органов безопасности.

12. Прием и регистрацию письменных обращений, адресованных в ФСБ России, директору ФСБ России, заместителям директора ФСБ России и руководителям служб ФСБ России, осуществляет отдел писем Управления делами ФСБ России. Такие обращения направляются в органы безопасности для решения по существу поставленных в обращениях вопросов или переадресовываются по компетенции в другие государственные органы, органы местного самоуправления или соответствующим должностным лицам.

13. Каждому обращению присваивается регистрационный индекс, который состоит из начальной буквы фамилии автора обращения и порядкового номера (например, \"Д-19\", \"С-63\"), индекс коллективных и анонимных обращений содержит соответственно буквы \"Кл\" и \"Ан\". Обращениям с пометками \"Лично\" или \"Конфиденциально\" дополнительно присваивается буквенный индекс \"Лп\" (\"Личный пакет\", например, \"Лп-В-15\", при отсутствии на конверте данных об авторе - \"Лп-15\").

Штамп с регистрационным индексом проставляется на свободном месте первой страницы обращения. Обращения с пометками \"Лично\" или \"Конфиденциально\" не вскрываются, штамп с регистрационным индексом проставляется на конверте.

В каждом новом календарном году нумерация вновь поступивших обращений начинается с первого номера.

14. Резолюции к письменным обращениям оформляются на отдельных листах. Лист резолюции должен содержать наименование органа безопасности, индекс письменного обращения, текст резолюции (при необходимости - с конкретными предписаниями и датой исполнения), подпись и дату.

15. Начальники и другие должностные лица органов безопасности:

а) обеспечивают объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, в случае необходимости - с участием гражданина, направившего обращение;

б) запрашивают необходимые для рассмотрения обращения документы и материалы в других государственных органах, органах местного самоуправления и у иных должностных лиц;

в) принимают меры, направленные на восстановление или защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов гражданина;

г) дают письменные ответы по существу поставленных в обращении вопросов, за исключением случаев, указанных в разделе I настоящей Инструкции;

д) уведомляют гражданина о направлении его обращения на рассмотрение в другой государственный орган, орган местного самоуправления или иному должностному лицу в соответствии с их компетенцией (часть 1 статьи 10 Закона).

16. Обращения военнослужащих органов безопасности, получивших при исполнении обязанностей военной службы увечья (ранения, травмы, контузии), а также обращения членов семей военнослужащих, погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы, незамедлительно докладываются начальникам органов безопасности и рассматриваются ими или их заместителями в максимально короткий срок.

17. Обращения с пометками \"Лично\" или \"Конфиденциально\" рассматриваются теми начальниками, которым они адресованы, или другими должностными лицами по их поручению.

18. Обращение, поступившее в орган безопасности по информационным системам общего пользования, подлежит рассмотрению в порядке, установленном настоящей Инструкцией (часть 3 статьи 7 Закона).

19. При рассмотрении обращения не допускается разглашение сведений, содержащихся в обращении, а также сведений, касающихся частной жизни гражданина, без его согласия. Не подлежит также разглашению информация о факте обращения гражданина в органы безопасности и о результатах его рассмотрения лицам, не имеющим прямого отношения к рассмотрению обращений в органах безопасности. Не является разглашением сведений, содержащихся в обращении, направление письменного обращения в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов (часть 2 статьи 6 Закона).

20. Письменные обращения граждан рассматриваются в течение 30 дней со дня регистрации (часть 1 статьи 12 Закона).

Решения по обращениям военнослужащих принимаются:

а) в подразделениях ФСБ России, территориальных органах безопасности, органах безопасности в войсках, пограничных органах, других органах безопасности, авиационных подразделениях, центрах специальной подготовки, подразделениях специального назначения, предприятиях, образовательных учреждениях, научно-исследовательских, экспертных, судебно-экспертных, военно-медицинских и военно-строительных подразделениях и иных учреждениях и подразделениях, предназначенных для обеспечения деятельности федеральной службы безопасности - безотлагательно, но не позднее 7 дней со дня поступления;

б) в ФСБ России или в подразделениях ФСБ России по поручению руководства ФСБ России - в срок до 15 дней со дня поступления (статья 119 Устава).

В исключительных случаях срок рассмотрения обращения может быть продлен начальником или его заместителем не более чем на 30 дней, а по обращениям военнослужащих - не более чем на 15 дней, с уведомлением об этом автора обращения.

21. Началом срока рассмотрения обращений, поступивших в ФСБ России и переданных для исполнения в подразделения ФСБ России, считается день их регистрации в отделе писем Управлении делами ФСБ России.

Окончанием срока рассмотрения обращений считается дата подписи ответа автору обращения.

22. Справки, заключения и другие документы по результатам рассмотрения обращений подлежат обязательной регистрации как подготовленные документы в соответствии с требованиями делопроизводства в органах безопасности.

Данное требование распространяется также на письменные обращения военнослужащих и гражданского персонала органов безопасности, которые содержат сведения, составляющие государственную тайну.

23. Решения по обращениям, рассмотренным в установленном порядке, не могут быть отнесены к служебной информации ограниченного распространения.

В случае, если ответ по существу поставленного в обращении вопроса не может быть дан без разглашения сведений, составляющих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, гражданину, направившему обращение, сообщается о невозможности дать ответ по существу поставленного в нем вопроса в связи с недопустимостью разглашения указанных сведений (часть 6 статьи 11 Закона).

24. Ответ на письменное обращение готовится на бланке органа безопасности и подписывается начальником либо другим уполномоченным на то должностным лицом. Ответ отправляется на почтовый адрес, указанный гражданином.

Ответ на обращение двух и более лиц (коллективное обращение) направляется на имя первого подписавшего его лица (если в обращении не оговорено конкретное лицо) или в отдельных случаях - каждому из подписавших такое обращение.

Ответ автору обращения, проживающему за границей, направляется в установленном порядке с учетом имеющихся договоров и соглашений.

Ответ на обращение, поступившее в орган безопасности по информационным системам общего пользования, направляется по почтовому адресу, указанному в обращении (часть 4 статьи 10 Закона).

25. Делопроизводство по обращениям в органах безопасности ведется отдельно от других видов делопроизводства в соответствии с требованиями правовых актов ФСБ России.

На документах, связанных с рассмотрением обращений, после принятия решения и его исполнения должны быть отметка \"В дело\" с указанием номера дела по номенклатуре и подпись должностного лица, принявшего это решение.

Обращения после их рассмотрения, а также переписка по ним и другие документы (справки, заключения, копии ответов) должны быть возвращены в секретариаты органов безопасности для приобщения к делу. В случае необходимости документальные материалы по обращениям могут приобщаться к делам других подразделений органов безопасности с соблюдением установленных в органах безопасности сроков хранения предложений, заявлений и жалоб.

Документы в деле располагаются в хронологическом порядке. Листы резолюций и конверты (если они подлежат хранению вместе с обращениями) нумеруются и вносятся в опись как листы дела.

При формировании дел проверяется правильность направления документов в дело, их полнота (комплектность). Обращения, не рассмотренные в установленном порядке, а также неправильно оформленные документы подшивать в дела запрещается.

III. ОРГАНИЗАЦИЯ ПРИЕМА ГРАЖДАН


 

26. Личный прием граждан проводится начальниками, их заместителями и уполномоченными на то лицами.

27. Органы безопасности, имеющие в своих штатах подразделения дежурной службы, прием граждан осуществляют круглосуточно. В других органах безопасности прием граждан осуществляется в рабочее время.

28. В органах безопасности для приема граждан, как правило, отводятся специальные помещения - приемные.

На внешней стороне здания, где расположена приемная, должна быть вывеска \"Приемная\" с указанием наименования органа безопасности или номера войсковой части. Дни и часы приема доводятся до сведения граждан.

Приемные обеспечиваются необходимой мебелью и имуществом, средствами связи, звукозаписи и личной безопасности сотрудников (гражданского персонала), нормативными, справочными и иными материалами. В помещении, где производится прием, запрещается находиться лицам, не имеющим прямого отношения к приему граждан.

В отдельных случаях прием граждан может осуществляться в служебных кабинетах начальника или других должностных лиц органа безопасности. При необходимости встречи организуются по месту жительства или работы граждан.

29. В органах безопасности, в штатах которых имеются приемные, содержание устных обращений заносится в карточку личного приема гражданина, которая должна содержать сведения о дате приема гражданина, его фамилии, имени, отчестве, месте жительства, должностном (уполномоченном) лице, принимавшем гражданина, содержании устного обращения и принятых по нему мерах. Указанные реквизиты могут дополняться другими необходимыми сведениями. В остальных органах безопасности учет приема граждан ведется в журнале (приложение 2).

30. При личном приеме гражданин предъявляет документ, удостоверяющий его личность (часть 2 статьи 13 Закона). В случае отказа гражданина предъявить такой документ его обращение рассматривается как анонимное.

Должностное (или уполномоченное) лицо, осуществляющее прием, обязано внимательно выслушать гражданина и тщательно разобраться в существе его обращения. Если изложенные в устном обращении факты и обстоятельства являются очевидными и не требуют дополнительной проверки, ответ на обращение с согласия гражданина может быть дан устно в ходе личного приема, о чем делается запись в карточке личного приема гражданина (журнале). В остальных случаях дается письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов (часть 3 статьи 13 Закона).

Письменное обращение, принятое в ходе личного приема, подлежит регистрации и рассмотрению в порядке, установленном настоящей Инструкцией. В необходимых случаях по существу устного обращения гражданина составляется справка, которая регистрируется в порядке, установленном для письменных обращений.

В случае, если в обращении содержатся вопросы, решение которых не входит в компетенцию органов безопасности, гражданину дается разъяснение, куда и в каком порядке ему следует обратиться (часть 5 статьи 13 Закона).

В ходе личного приема гражданину может быть отказано в дальнейшем рассмотрении обращения, если ему ранее был дан ответ по существу поставленных в обращении вопросов (часть 6 статьи 13 Закона).

31. Для письменных обращений в приемных или в иных доступных для посетителей местах органов безопасности устанавливаются ящики, выемка из которых производится не реже трех раз в сутки сотрудниками секретариатов (приемных) или дежурной службы, ответственными за работу с обращениями. Ящики после каждого вскрытия должны запираться и опечатываться.

32. Должностные лица приемных органов безопасности имеют право обращаться по вопросам, связанным с личным приемом граждан, в другие органы безопасности, начальники и сотрудники которых обязаны оказывать им помощь и содействие: предоставлять необходимые справочные и информационные материалы (за исключением сведений, которые в соответствии с нормативными правовыми актами не подлежат разглашению), обеспечивать квалифицированными консультациями, открытой и специальной связью, направлять сотрудников для осуществления приема и т.д.

33. В случае, если гражданин совершает в приемной действия, представляющие непосредственную угрозу для жизни и здоровья окружающих, должностное (или уполномоченное) лицо, ведущее прием, принимает необходимые меры в соответствии с законодательством Российской Федерации. При необходимости вызываются сотрудники органов внутренних дел и скорой медицинской помощи.

IV. ПРОВЕРКА СОСТОЯНИЯ РАБОТЫ С ОБРАЩЕНИЯМИ И КОНТРОЛЬ ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ПОРУЧЕНИЙ ПО НИМ. АНАЛИЗ И ОБОБЩЕНИЕ СОДЕРЖАЩЕЙСЯ В ОБРАЩЕНИЯХ ИНФОРМАЦИИ 

 

34. Начальники в пределах своей компетенции осуществляют контроль за соблюдением порядка рассмотрения обращений, анализируют содержание поступающих обращений, принимают меры по своевременному выявлению и устранению причин нарушения прав, свобод и законных интересов граждан (статья 14 Закона).

35. Книга предложений, заявлений и жалоб представляется для проверки своевременности и правильности выполнения принятых решений: начальнику - ежемесячно, инспектирующим (проверяющим) - по их требованию (статья 123 Устава). Книги, ведущиеся в территориально обособленных подразделениях органов безопасности, представляются для проверки начальнику не реже одного раза в шесть месяцев.

Начальники обязаны не реже одного раза в квартал проводить внутреннюю проверку состояния работы по рассмотрению обращений и принятию решений по ним, для чего назначается комиссия (статья 121 Устава). По результатам проверки составляется акт, который, в случае обнаружения нарушений порядка рассмотрения обращений, должен содержать предложения по их устранению и привлечению виновных лиц к ответственности.

36. В органах безопасности контролю по срокам исполнения подлежат все письменные обращения, о результатах рассмотрения которых требуется дать ответ автору или сообщить в органы государственной власти Российской Федерации.

Контроль за исполнением поручений по обращениям граждан в ФСБ России осуществляется в порядке, установленном правовыми актами ФСБ России.

37. Непосредственно работа по контролю возлагается на секретариаты и должностных лиц органов безопасности, наделенных полномочиями по контролю.

Лица, осуществляющие такой контроль, имеют право:

а) запрашивать у исполнителей и их непосредственных начальников необходимые сведения о ходе рассмотрения обращений;

б) знакомиться в установленном порядке с материалами, отражающими состояние рассмотрения обращений;

в) вносить предложения соответствующим начальникам по устранению недостатков, выявленных в ходе контроля рассмотрения обращений.

38. О ходе контроля рассмотрения обращений регулярно, но не реже одного раза в месяц, докладывается начальнику органа безопасности.

39. На обращения, рассмотрение которых контролируется, могут оформляться контрольные карточки. Форма и необходимое количество экземпляров контрольных карточек устанавливается органом безопасности.

В целях контроля и информационно-аналитического обеспечения работы с обращениями в органах безопасности могут создаваться электронные базы данных, включающие в себя необходимые сведения по зарегистрированным обращениям граждан и результатам их рассмотрения. Применение электронно-вычислительной техники при этом регламентируется отдельными инструкциями, которые разрабатываются в органах безопасности в соответствии с требованиями правовых актов ФСБ России с учетом специфики работы и вида автоматизированной системы.

40. Содержащаяся в обращениях информация обобщается и анализируется для выработки соответствующих предложений и рекомендаций по совершенствованию служебной деятельности органов безопасности.

41. Состояние работы с обращениями (краткие информационно-статистические данные, проводимые мероприятия по совершенствованию работы с обращениями и т.д.) отражаются в годовых отчетах о деятельности органов безопасности.

42. Контроль за соблюдением установленного настоящей Инструкцией порядка рассмотрения обращений в органах безопасности осуществляет Управление делами ФСБ России, которое в пределах компетенции проводит проверки организации работы с обращениями в органах безопасности, запрашивает в органах безопасности необходимую информацию, связанную с рассмотрением обращений, анализирует и обобщает практику работы с обращениями в органах безопасности.


1 Под органами федеральной службы безопасности в настоящей Инструкции понимаются Федеральная служба безопасности Российской Федерации, подразделения ФСБ России, территориальные органы безопасности, органы безопасности в войсках, пограничные органы, другие органы безопасности, авиационные подразделения, центры специальной подготовки, подразделения специального назначения, предприятия, образовательные учреждения, научно-исследовательские, экспертные, судебно-экспертные, военно-медицинские и военно-строительные подразделения и иные учреждения и подразделения, предназначенные для обеспечения деятельности федеральной службы безопасности (далее - органы безопасности, если не оговорено иное). 
2 Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993, N51, ст.4931; Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 27, ст.2676. 
3 "Российская газета" от 20 октября 2006 г., N 236.

© Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 - 2011 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ обязательна

ОБЩИЙ ВЫВОД: ПИСЬМО ФСБ СФАЛЬСИФИЦИРОВАНО, ИЛИ ФСБ УЧАСТВУЕТ В УБИЙСТВЕ КНИГИ И АВТОРА.

 

 


В картинках

 

 

Наверх: к панели ссылок
 

© Брагинский В.М., Брагинский В.В. 1999-2016
Все права защищены.

FacebookTwitterВ КонтактеGoogle+LiveJournalОдноклассникиМой Мир@Mail.ru

 

 

www.braginsky.com
 


 

Если вы не получили ответ на свое письмо или не можете связаться с нами иным способом или проблемы с загрузкой страниц этого сайта, то причина этого - вмешательство спецслужб.  Проблема очень серьезная, решена может быть только совместными усилиями сообщества блогеров.

Если вы опубликуете ссылку на этот сайт или прокомментируете его материалы или обратитесь в прокуратуру своей страны или к прессе с жалобой на недоступность сайта, то окажете поддержку одному из старейших российских блогеров. Свой блог под названием "Книжная лавка писателя" я открыл в 1999 г. когда еще такого слова как "блогер" не было. В то время считалось, что запреты на высказывание мнений в Интернете возможны только путем судебных решений. Сегодня уже очень многие понимают роль и возможности спецслужб в ограничении доступа к блогам.

Подумайте о том, что завтра могут ограничить доступ к вашему блогу. Только все вместе мы можем противостоять расправе со Свободой Слова, а значит и с каждым из нас.   Владимир Брагинский