Евреи не могут жить в Германии.

 

 

 

 

ı Домашняя ı В картинках  ı Была семья ı
ı Быстрый вход в тему ı
В двух словах ı Максимы ı Здравый смысл ı
ı
Пикетирование немецкого посольства ı Репортаж с финансовой петлей на шее ı
ı Автор ı Кредо ı Дневник ı Последняя страница дневника ı Для прессы ı
ı
 Физиология правдолюбия ı Психология конфликта ı Политкорректность ı
ı
Мифы о Германии, евреях и немцах ı Интеграционный прогноз ı
 
ı Лагеря концентрационные, беженцы контингентные, Что общего? ı
ı
Зачем Германии евреи? ı Действительно ли Германия покончила с нацизмом? ı
ı А, судьи кто? Психиатрия  ı Карательная психиатрия в Германии ı
ı
Валентин Брагинский, немцы и Достоевский ı Критика ı Пачкуны ı Статус  ı
ı
Война с государством ı BND ı Идет охота на архив ı ФСБ ı ФМС ı
ı
Завлечение в Германию ı Задержание в Германии: Что я сделал не так? ı
ı
 Брагинский против Германии: Жалоба в Европейский суд по правам человека ı
ı
Свобода слова в Германии ı Заказная публикация ı
ı  Письма ı Открытое письмо уполномоченному по правам человека Лукину ı
ı
От Адама ı Зомби ı Жиды ı Дневник № 2 ı Иск: Ответчик ФСБ РФ ı
ı
Проекты: ı Книга ı Новизна ı Издателям ı Сценарий ı Сумасшедшая идея ı
ı Помирю, рассужу, воспитаю... ı Если бы советником президента был я ı
ı
Клавиатурная грамотность ı Проект Валентина ı Инвестору / Спонсору ı
ı Политика в России ı Жил был поп, толоконный лоб. Мнение о законопроекте ı
ı Из "Рефлексии любви": Слонов то он и не приметил ı Сын шакала и гиены ı
ı Соотношение между моральным и нравственным ı Любовь к примирениям ı
ı Фаллософическая стоматология ı Хуже иммиграции только тюрьма ı
ı Может он антисемит? ı Охота на птицу счастья: Консультации ı
ı
 Видео ı Видеодневник сына ı Видео и тексты доступ к которым ограничивается ı
ı Мракобесы: Фото ı Это мы любим ı Jüdische Einwanderung nach Deutschland ı
ı Video (Deutsch) - эти видео были запрещены к просмотру в Германии ı
 ı
Контакт ı Сайт в формате pdf ı Это меня не касается ı

Здравый смысл

 

Все обвинения, которые есть на этом сайте строятся на фактах отраженных в документах. Но, и обыкновенный здравый смысл – полноценное доказательство.
 

Завлечение в Германию

1989 год. США опускают "железный занавес" перед евреями не имеющими в штатах родственников, вслед за этим Германия организует еврейскую иммиграцию из  Советского Союза. Всем не доехавшие до Соединенных Штатов и оказавшимся в Германии вручают справки о том, что они контингентные беженцы. В рамках здравого смысла после перенаправления потока евреев из Америки в Германию все оказавшиеся на территории Германии евреи такие же беженцы как и космонавты.

Бежать можно только от плохой жизни к хорошей и на "беженцы" начинает удить рыбку немецкое посольство в Москве.  В обоснование того, что жизнь в Германии будет лучше чем в России дипломатами обещается самый низкий в мире уровень антисемитизма и называется  набор прав контингентного беженца: квартира, денежное пособие,  медицинская страховка, языковые курсы.

При этом скрывается, что в немецком законодательстве имеются положения касающиеся большинства потенциальных иммигрантов не позволяющие воспользоваться всем тем набором прав, на котором строится аргументация, почему стоит бежать в Германию. На законном основании воспользоваться всеми обещаемыми в посольстве правами могут только те, кто до переезда были бомжами, жили под заборами и под мостами.

В отношении самого низкого уровня антисемитизма в Германии приводилась статистика открытого антисемитизма, в то время как антисемитизм в Германии носит, главным образом, скрытый характер. Если к уровню открытого антисемитизма приплюсовать уровень антисемитизма латентного, то Германия сразу же станет самой неблагоприятной для проживания евреев страной мира. Таким образом, в рамках здравого смысла то, чем занимались дипломаты немецкого посольства в Москве имеет совершенно четкое название "мошенничество".

Получение социального пособия в Германии при наличии в собственности квартиры в России – незаконно. Реестр собственности никогда не был секретом ни для кого, в том числе для властей любых стран. Выяснить, при наличии Интернета, жил ли получатель социального пособия в собственной квартире в России можно в течение нескольких минут. Адреса находящихся в собственности квартир, содержатся во множестве документов, прежде всего, в анкетах на въездные визы.

Лишить человека социального пособия социаламт может в любое время, когда только этого пожелает, хоть через семь дней после въезда в Германию, хоть через семь лет и всего лишь на основании предположения о том, что иммигрант жил в России в собственной квартире. Получение социального пособия при наличии квартиры на родине, не просто незаконно – это уголовное преступление. Наказание за уголовное преступление - тюрьма.

Может находящийся в здравом уме человек, зная все это отвезти свою семью в Германию? Ни один психически здоровый человек не сделает этого. Это может сделать только обманутый человек. Нас завлекли в Германию прямым обманом. Всему этому есть документальные доказательства, но это вытекает и из обыкновенного здравого смысла.

 

Утрата жилища.

В конституции любой страны, в том числе немецкой есть положение о единстве закона. Смысл этой статьи Основного закона в том, что всем, вне зависимости от национальности, мнений и убеждений, гарантируются равные права.  Положение о единстве закона – это центральное положение, на котором базируется правопорядок. Единство закона не работает при диктатурах, деспотиях, анархии, но в демократическом государстве, к числу которых относится Германии, должно работать.

Нас с сыном сняли с социала сразу же после публикации на американском сайте новеллы "Любовь к примирениям", но не за публикацию критического материала об устройстве еврейской иммиграции и организацию дискуссии по нему, а на основании предположения, что я владею квартирой в Москве. Это имело катастрофические последствия – сегодня нам с сыном негде жить, мы бомжи. И высказывание собственного мнения и наличие квартиры в Москве, как основания снятия с социала, незаконны. Германия считается демократической страной и право на высказывание собственного мнения гарантировано самыми разными законами, в том числе конституцией страны.

Единственным законным основанием прекращения выплаты социального пособия, причем только мне, но не шестилетнему сыну, могло стать лишение меня статуса "контингентный беженец" на основании того, что из публикации можно было сделать вывод о том, что я не считаю въехавших в Германию евреев, а значит и самого себя беженцами. При таком развитии событий, я бы не пытался доказать через суды, что у меня не было и мысли обмануть несчастный немецкий народ (получать незаконно пособие при наличии квартиры в Москве), наоборот обманули меня, скрыв, что  это уголовное преступление, уехал бы с сыном в Москву, мы бы не утратили квартиру, не превратились в бомжей. Обвинения в незаконном получении пособия и снятие нас сыном с социала на основании предположения о проживании в собственной квартире в Москве столь же незаконно, как преследование за высказывание собственного мнения. Это вытекает уже из обыкновенного здравого смысла.

В рамках здравого смысла, не только нас с сыном, всех евреев в Германии должны были снять с социала и выселить из квартир на улицу на том же самом основании, что и нас. Для того, чтобы предположить, что все евреи, как и мы жили в России не на вокзалах, под мостами или под заборами, а в собственных домах и квартирах, властям и юристам Германии не требовалось обладать каким-то сверхвысоким IQ, им было достаточно всего лишь не быть полными идиотами.

Продал человек квартиру перед отъездом, или сдал ее, или просто закрыл на ключ и уехал, не играет никакой роли, любой из этих вариантов поведения достаточен для юридического заключения «Незаконное получение социального пособия». Уверен, что никто из социальных работников или бургомистров городов или судей или прокуроров или прессы, никогда не слышал о том, что какой-то еврей перед отъездом в Германию сжег свою квартиру или деньги от ее продажи или развеял их по ветру.

В рамках здравого смысла и положения конституции о единстве закона, всем евреям в Германии должна была прекращена выплата социальных пособий или снятие нас с сыном с социала, лишение медицинских страховок, выселение из квартиры в Кельне, приведшие к утрате квартиры в Москве, должны быть признаны незаконными. 

ГЕРМАНИЯ, ЕЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО, КЕЛЬНСКИЕ ВЛАСТИ, НЕМЕЦКОЕ ПОСОЛЬСТВО, МНЕ ВСЕ РАВНО КТО, ОБЯЗАНЫ КУПИТЬ НАМ С СЫНОМ КВАРТИРУ В МОСКВЕ, РАВНОЦЕННУЮ ПО ИХ ВИНЕ УТРАЧЕННОЙ. Это доказывают множество документов, но это вытекает из обыкновенного здравого смысла.


Пикетирование немецкого посольства. 2011.


Пикетирование немецкого посольства. 2012.


Задержание нас с сыном в Голландии и депортация в Германию.

Через три недели после выселения нас с сыном из квартиры мы покинули Германию. После получения факса Общегерманского ведомства по делам иностранных беженцев , в котором с голландцами еще до решений Минюста Голландии отказать в убежище согласовывалась передача меня немцам в Аахене, стало ясно, что надеяться на рассмотрение дела не приходится и надо уезжать.

Идея немцев вернуть меня в Германию – это преступный замысел. Человека, родившегося в России, говорящего на русском языке, гражданина России, пришедшего к убеждению о невозможности проживания евреев в Германии после Холокоста, имеющего квартиру в Москве, кандидата наук, который вне Германии может заработать многократно больше, чем нищенское немецкое социальное пособие, права на которое у него, кстати, нет, вернуть в Германию, где ему даже негде жить, передать немцам в заранее оговоренном месте «Aachen-Nord», как будто я раб немцев или принадлежащая Германии вещь.  

То, что я не вещь и не раб, не требует доказательства, это следует из обыкновенного здравого смысла. Из обыкновенного здравого смысла вытекает, что план немцев привезти меня в Германию и передать им в Аахене – это преступный замысел. То, что это преступный замысел голландцам было ясно не только из обыкновенного здравого смысла, но и из документов, которые они у меня забрали после принятия решения о рассмотрении моего заявления.

Теперь о претворении в жизнь преступного замысла немцев голландцами, то есть собственно о преступлении.

После получения факса я начинаю требовать свой паспорт. Сразу же со стоянки Центра регистрации беженцев в Цевенааре (Anmeldezentrum Zevenaar), исчезает машина, на которой мы приехали в Голландию. На эту стоянку она была поставлена по требованию работников Центра. Уехать на ней в Ден Хааг, где нам предстояло жить, мне не разрешили и заверили, что машина будет находиться под наблюдением. Об исчезновении машины со стоянки именно охрана Центра регистрации нам и сообщила. Голландцам стало ясно, что если мне отдать паспорт, то я тут же отнесу его в Российское посольство, где в паспорт внесут недостающие записи (в консульском отделе посольства мне обещали это сделать в течение дня), залью в бензобак горючее и уеду в Москву. Когда я исчерпал все возможности самостоятельно или с помощью адвоката забрать паспорт, пошел в посольство. Запрос посольством России в Нидерландах моего паспорта ниже.

В Голландии, обыкновенные воры, с находящихся под наблюдением стоянок государственных ведомств, машины не крадут. Можно сделать предположение, что это были психически больные воры, но эта версия, ни на чем не базируется. Зато версия, что машину забрали со стоянки работники немецких или голландских спецслужб базируется на обыкновенном здравом смысле. Юристам этот здравый смысл известен в формулировках «события (например кража машины) должны рассматриваться в конкретном контексте, квалификация преступления может быть дана лишь в конкретном контексте и т.п.». В контексте того, что преступный замысел не дать мне уехать в Москву, при наличии у меня автомобиля значительно сложнее воплотить в жизнь, машина была украдена не психически больными ворами автомобилей, а психически здоровыми сотрудниками спецслужб.

Теоретически я мог купить на авторынке какую-нибудь недорогую машину и на ней уехать в Москву.  Чтобы пресечь такую возможность, в придачу к машине у меня украли еще голландское удостоверение личности, без которого оформить покупку машины нельзя. Кроме того в бумажнике находилось водительское удостоверение. То есть идея выезда из Голландии точно так же, как мы в нее въехали, на машине, была зарублена на корню. В рамках здравого смысла, в рамках плана передать меня немцам в Аахене, машина и документы были «украдены» сотрудниками голландских или немецких спецслужб с целью не допустить самостоятельного выезда из Голландии.

Одновременно была достигнута цель нанесения финансового ущерба. Машина была не дорогая, но в отличном состоянии, в том числе внешне. Я мог ее продать в Ден Хааге или в Москве. В Голландии мне деньги от продажи машины, не помешали бы для выезда, другим, кроме как на автомобиле способом, в Москве, для старта в новой жизни.*

Но, главное – это задержание паспорта, при наличии паспорта, мы могли с сыном уехать в Москву даже на автобусе. Обыкновенный здравый смысл объясняет, почему мне не отдавали паспорт в Голландии, почему я его получил из рук немецких полицаев только в Германии.

И объяснение, почему немцы не хотели допустить, чтобы я уехал в Москву тоже вытекает из обыкновенного здравого смысла. Человека, владеющего пером и доказательствами завлечения евреев в Германию, доказательствами невозможности проживания евреев в Германии после Холокоста, уже опубликовавшего «Любовь к примирениям» и «Стоит ли еврею иммигрировать в Германию?»  нельзя выпускать в Россию, поставляющую большую часть "еврейских беженцев" в Германию.

Я не просто автор, пострадавший, свидетель преступления под названием "возрождение еврейской жизни в Германии". Преступник всегда стремится помешать пострадавшему свидетельствовать.

Автор книги переворачивающей представление о целях организации и методах осуществления еврейской иммиграции, книги способной взорвать все немецкое общество, нанести колоссальный ущерб престижу страны, развеять мифы о Германии и немцах, в создание которых вложены огромные деньги, должен быть под контролем. Обеспечить такой контроль значительно проще и дешевле в Германии. Именно поэтому меня депортировали в Германию и удерживали там много лет. Это следует из обыкновенного здравого смысла.

И шире. Отсутствие сегодня у нас с сыном доходов, квартиры и даже прописки**, никому в России не надо, это нужно только немцам, как средство препятствовать изданию книги, в которой раскрывается преступное устройство еврейской иммиграции, как средство препятствовать обращению в международные суды с требованиями возмещения материального и морального вреда, прежде всего приобретению квартиры, утраченной нами с сыном по вине Германии и Голландии, как средство препятствовать созданию организации, защищающей права евреев Германии. Все это следует из обыкновенного здравого смысла.

----------------------

* В 2007 г., в Кельне, со стоянки исчез вонмобиль, на котором мы с Валентином планировали выехать в Москву. Прием тот же самый, которым препятствовали выезду из Голландии. За вонмобиль в Москве я бы выручил порядка 10 тыс. долларов. В Германии в ответ на жалобу на исчезновение вонмобиля получил лишь издевательское письмо прокуратуры. Подробности этого есть в дневнике.

** Три года после депортации из Голландии я жил в Германии без прописки и уже три года мы с сыном нелегалы в России. Метод преследования и финансового удушения тот же самый, что и в Германии. Криминалисты ловят преступников по "почерку". Уже из одного "почерка" следует, что организатор преследования в России то же самый, что и в Германии, BND.

См. еще "Дневник №2", а также "Задержание в Германии. Что я сделал не так".


Пикетирование голландского посольства. 2014.

Карательная психиатрия

Российское государство, московские власти, познакомившись с преступлениями против своих граждан, в результате которых они стали бездомными, познакомившись с тем, через что нам с сыном пришлось пройти, чтобы вернуться в Россию, могли бы дать нам квартиру.

Квартиру у нас могла появиться, например, таким законным путем. 1) Суд устанавливает факт принудительной госпитализации психически здорового гражданина России (Валентина Брагинского) в психиатрическую больницу в Германии. 2) ФМС на основании того, что это форма преследования за политическую деятельность, признает нас вынужденными переселенцами. 3) Вынужденные переселенцы имеют право на безвозмездные субсидии на приобретение квартир.

Есть огромное количество документов подтверждающих все, что перечислено выше. Но право на квартиру вытекает и из обыкновенного здравого смысла.

Утром 27 августа 2009 полицаи ворвались в квартиру, повалили меня на пол, надели наручники, схватили Валентина, потащили в воронок и привезли в психиатрическую больницу. В рамках здравого смысла – это достаточные основания для того, чтобы считать госпитализацию принудительной. Наличие паспорта гражданина России – это достаточное основание, чтобы считать, что в психиатрический стационар был помещен гражданин России. Все это требуется статьей 403 ГПК РФ. 

Установить факт госпитализации в психиатрическую больницу психически здорового человека еще проще, чем принудительность и российское гражданство. В рамках здравого смысла мнение о том, что евреям после Холокоста нельзя жить в Германии - это моральное убеждение. Нигде в мире, кроме ФРГ моральное убеждение в том, что евреям после Холокоста нельзя жить в Германии не рассматривается как симптом, свидетельство или доказательство психического заболевания. Поэтому в рамках здравого смысла и критериев психического здоровья, принятых во всем мире, в психиатрическую больницу был помещен психически здоровый человек.

Факт принудительного помещения психически здорового человека в психиатрический стационар не был установлен судом только потому, что он имеет не только юридическое, но и политическое значение. А именно, - это свидетельство того, что еврейская жизнь в Германии возрождается, в том числе, методами карательной психиатрии. Давление на суд было оказано Германией, немцами. Это следует из обыкновенного здравого смысла.

Факт карательной психиатрии, как типовую форму преследования могла самостоятельно установить ФМС.  Однако ФМС отказывает нам в статусе вынужденных переселенцев, ссылаясь на два аргумента, первый, - сообщение Министерства иностранных дел о наличие в законодательстве Германии положений запрещающих преследование евреев,  второй - отсутствие информации о преследовании нас с сыном в Генеральном Консульстве России в Бонне.

В рамках аристотелевской логики, которой все мы пользуемся, в рамках здравого смысла отсутствие информации о преследовании, не является доказательством того, что преследования не было. Мой ответ на письмо консула-советника Ветрова позволяет понять, какой именно информацией о преследовании, в каком объеме располагало консульство.

На чем базируется второй аргумент ФМС – вера в то, что в Германии не нарушаются законы, понять совершенно невозможно. Эта вера полностью за рамками здравого смысла. ФМС не может не знать, что в Германии нарушаются законы, что там есть судебная система, тюрьмы и т.п. В рамках здравого смысла, чиновники ФМС не дети, не люди страдающие нарушениями мышления. Единственное на чем может базироваться вера в то, что в Германии не нарушаются законы, - это приказ сверху отказать нам в статусе или наличие счетов или собственности в Германии или других западных странах.

ФМС не может не может не понимать, что проведенная нами с сыном демонстрация с транспарантом «Евреи не могут жить в Германии» - это политическая акция, не может не понимать, что в отделениях интенсивной терапии психиатрических больниц, методами интенсивной терапии лечат психически больных людей, представляющих угрозу для себя или окружающих, и поэтому уже только одно содержание моего сына в этом отделении психбольницы с целью выяснения причин отказа посещать гимназию – это форма преследования, причем значительно более тяжелого, чем преследование в форме тюремного заключения.

ФМС не может не понимать, что обязана принимать решения о предоставлении статуса вынужденного переселенца на основании «Закона о вынужденных переселенцах», а не на основании веры в то, что в Германии не нарушаются законы. Это следует из обыкновенного здравого смысла.  И, последнее.

Наличие статуса вынужденного переселенца, позволяло получить субсидии на квартиру.

-------------

Издание книги – еще более быстрый путь купить квартиру. Здравый смысл в этом деле на странице «Издателям».

Однако издание книги солидным издательством взорвало бы все немецкое общество и причинило бы колоссальный ущерб имиджу Германии, как демократической страны, как страны покончившей с нацизмом, привело бы к крушению мифов о спасении еврейских беженцев и возможности проживания евреев в Германии после Холокоста.

ОБЯЗАННОСТЬ ПРИОБРЕТЕНИЯ НАМ С СЫНОМ КВАРТИРЫ ГЕРМАНИЕЙ И/ИЛИ ГОЛЛАНДИЕЙ СЛЕДУЕТ ИЗ ОБЫКНОВЕННОГО ЗДРАВОГО СМЫСЛА


ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПОСОЛЬСТВУ ГЕРМАНИИ В РОССИИ
КУПИТЬ НАМ С СЫНОМ КВАРТИРУ УТРАЧЕННУЮ ПО ВИНЕ ПОСОЛЬСТВА

КАНДИДАТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК
БРАГИНСКИЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ
DOKTOR DER ERZIEHUNG WISSENSCHAFTEN
VLADIMIR MICHAYLOVISCH BRAGINSKY

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

141077, г. Королев, М.О.,  пр-т. Королева д. 18/6, кв. 144;  e-mail: braginsky@live.ru;  tel.: + 7 (926) 199 23 55

Auf Deutsch

Посольство Федеративной Республики Германия
в Российской Федерации
119313, Москва
Ленинский пр-т, 95 а                                                                                            Москва, 16.05.2014
 

Уважаемые дамы и господа,

мы с сыном бомжи, у нас нет жилища, нам негде жить. К вам мы обращаемся с этим потому, что наша семья утратила квартиру по вине посольства Германии в России.

В 1992 г. мы приняли решение переехать на ПМЖ в Германию на основании информации полученной в посольстве. Посольство сообщило нам перечень прав (Приложение 1), которыми наша семья будет обладать в Германии, однако не предупредило нас о том, что наличие в собственности квартиры в Москве –  это достаточное основание для обвинения в незаконном получении социального пособия (Приложение 2) и даже для уголовного преследования. Если бы мы узнали об этом еще в Москве, то в Германию бы, естественно, не поехали.

Мы с сыном не алкоголики, не наркоманы, не игроки, не утратили квартиру в результате неудачных сделок в бизнесе. Наша семья утратила квартиру, по вине посольства Германии в России.  Юристы нас уверяют, что у нас есть право требовать от посольства приобретения нам жилья равноценного утраченному.

Предлагаем Вам приобрести нам с сыном квартиру равноценную той, что мы по вине посольства утратили  или перечислить на счет номер 40817810438093605329 в ОАО "Сбербанк России", г. Москва, БИК банка 044525225, Кор/счет банка: 30101810400000000225 эквивалентную сумму. В противном случае дело будет передано в суд.

Семья Брагинских:
Отец, канд. педнаук Брагинский В.М.,
Сын, Брагинский Д.В.

Приложения:
1. Письмо семье Брагинский посольства Германии в России от 03.04.92 на 3-х листах.
2. Письмо мне от городcких властей Кельна от 12.09.06.

 

См. еще Книга, глава 22, "Заявление в суд об установлении факта, имеющего юридическое значение". "Дневник 29 часть".


В картинках


 

 

Наверх: к панели ссылок

 

© Брагинский В.М., Брагинский В.В. 1999-2016
Все права защищены.

FacebookTwitterВ КонтактеGoogle+LiveJournalОдноклассникиМой Мир@Mail.ru

 

 

www.braginsky.com
 


 

Если вы не получили ответ на свое письмо или не можете связаться с нами иным способом или проблемы с загрузкой страниц этого сайта, то причина этого - вмешательство спецслужб.  Проблема очень серьезная, решена может быть только совместными усилиями сообщества блогеров.

Если вы опубликуете ссылку на этот сайт или прокомментируете его материалы или обратитесь в прокуратуру своей страны или к прессе с жалобой на недоступность сайта, то окажете поддержку одному из старейших российских блогеров. Свой блог под названием "Книжная лавка писателя" я открыл в 1999 г. когда еще такого слова как "блогер" не было. В то время считалось, что запреты на высказывание мнений в Интернете возможны только путем судебных решений. Сегодня уже очень многие понимают роль и возможности спецслужб в ограничении доступа к блогам.

Подумайте о том, что завтра могут ограничить доступ к вашему блогу. Только все вместе мы можем противостоять расправе со Свободой Слова, а значит и с каждым из нас.   Владимир Брагинский